Изовитова раскритиковала изменения в УПК по следственным действиям

Изменения в ряд статей Уголовного процессуального кодекса превратят обыски на длительный процесс, в котором гражданин может остаться без помощи адвоката. В частности, предлагается предусмотреть в качестве исключения возможности проведения обысков без определения следственного судьи.

Такого мнения придерживается председатель Совета адвокатов Украины, НААУ Лидия Изовитова. Об этом она заявила во время внеочередного заседания САУ 22 июля.

Как сообщили в НААУ, речь идет о законопроекте №3719 «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов следственных действий с целью обеспечения дополнительных гарантий законности при их проведении» (проект включен в повестку дня ВР в феврале этого года — ред.).

«Те, кто поддерживает этот законопроект, в томчисле, такие есть и среди адвокатов, являются проводниками репрессивных идей, которые сведут к нулю все достижения независимой Украины по обеспечению прав человека и его основных свобод. Вряд ли опытные адвокаты не поняли истинных намерений принятия данных изменений. А значит, намеренно способствуют сужению гарантий прав человека в уголовном производстве на законодательном уровне», — сказала Л. Изовитова. Она также уточнила, что законопроект, поданный авторским коллективом из 10 депутатов разных фракций, является, скорее всего, инициативой правоохранительных органов.

Председатель САУ также считает, что под видом исключения полностью легализуются так называемые маски-шоу.

Также, по мнению Л.Изовитовой, предложенные изменения во многом прямо противоречат практике Европейского суда по правам человека. В частности, предлагается, чтобы судебное определение содержало индивидуальные и родовые признаки вещей и имущества, которые необходимо найти. При этом в практике ЕСПЧ содержится требование максимальной конкретизации таких перечней. «Использование категории «родовыепризнаки вещей» наоборот приведет к чрезмерному расширению дискреционных полномочий как суда, так и процессуальных оппонентов. Такой подход противоречит практике ЕСПЧ», — утверждает Л. Изовитова.

Предложенная редакция ч. 1 ст. 236 УПК, по мнению руководительницы САУ, создает формальныеоснования, которые сделают невозможным предоставление правовой помощи во время проведения обыска. Для этого достаточно «пригласить» лицо, которому принадлежит жилье или другое владение, где будет проводиться обыск, или лицо, в фактическом владении которого оно находится.

Не может быть поддержано и дополнение ст. 234 УПК частью 6, говорит Л.Изовитова. Так, авторами законопроекта предлагается в случае отказа в удовлетворении ходатайства об обыске прокурор, следователь не вправе повторно обращаться к следственному судье с ходатайством об обыске, которое обосновывается теми же основаниями, что и ходатайства, в удовлетворении которого суд уже отказал, кроме случаев отказа в удовлетворении ходатайства в связи с недоказанностью оснований, предусмотренных пунктом 1 части пятой настоящей статьи, что стало следствием несоответствия ходатайство требованиям, предусмотренным пунктами 1-3 части третьей настоящей статьи. Это, отмечает Л.Изовитова, легализует возможность следователю / прокурору повторно обращаться о проведении обыска, а следственному судье — формальные основания рассмотреть и удовлетворить такое ходатайство.

Большие возможности для нарушений прав человека открывает предложенная редакция статьи 235:«Определение следственного судьи о разрешении на обыск жилища или иного владения лица по основаниям, указанным в ходатайстве прокурора, следователя, дает право провести обыск жилья (вместо действующего «проникнуть») или другого владения лица только один раз». То есть, комментирует эти изменения председатель САУ, будут иметь место длительные обыски с проникновением в жилище или другое владение неисчерпываемое количество раз.

Учитывая все это Л.Изовитова предлагает адвокатам обратиться персонально к авторам законопроекта и объяснить им риски принятия таких изменений в Уголовный процессуальный кодекс.

Напомним, законопроект №3719 предусматривает следующее.

Запрещается временное изъятие электронных информационных систем или их частей, мобильных терминалов систем связи. В случае необходимости следователь или прокурор обязан осуществить копирование информации, содержащейся в таких системах или терминалах.

Определены особенности привлечения спецподразделений правоохранительных органов к проведению следственных действий. В частности, при проведении обыска на предприятии, в учреждении, организации, ФЛП, в помещениях, используемых в хозяйственной деятельности, спецподразделениям запрещается использовать маски для лица, балаклавы, а также демонстрировать оружие или спецсредства, кроме исключительных случаев во время проведения обыска в уголовном производстве по тяжкого или особо тяжкого преступления. Такие действия могут осуществляться исключительно по прямому разрешению следователя судьи, предоставленным в постановлении. В случае необходимости, разрешения от следственного судьи может и не быть.

Следственный судья согласно проекту отказывает в удовлетворении ходатайства об обыске, если прокурор, следователь не докажет наличие достаточных оснований полагать, что обыск является единственным способом получить сведения, которые могут находиться в отыскиваемых вещах и документах.

Следователь или прокурор не имеет права запретить участникам обыска пользоваться правовой помощью адвоката. Следователь или прокурор обязан допустить такого адвоката к обыску на любой стадии его проведения.

 

Источник: Закон и бизнес

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone