Мониторинг соблюдения конституционных прав человека в Украине за 2016 год

Настоящий Мониторинг соблюдения конституционных прав человека в Украине охватывает период с января по декабрь 2016 года.

Мониторинг состоит из разделов, каждый из которых рассмотрен в трех плоскостях: существующие конституционные права, международные стандарты и обязательства взятые Украиной, прецеденты их нарушений в рамках деятельности/бездействия органов власти Украины.

В процессе проведения анализа была налажена официальная связь с соответствующими государственными органами, курирующими те или иные направления по обеспечению прав человека. Данным органам был представлен ряд вопросов, ответы на которые нашли отражение в настоящем обзоре.

При анализе были использованы официальные документы, предоставленные государственными органами, статистические данные, анализ СМИ и иных открытых источников информации, доклады и иные материалы, полученные из официальных источников, в том числе, сайты государственных органов.

2016 год в сфере прав человека был крайне тяжелым для Украины. Нарастает объем проблем в государственном управлении, чувствуется явная усталость населения от АТО и ежеквартально, в течении трех лет поднимающихся тарифов, ставящих целый ряд категорий граждан за черту выживания. Активно продолжает применяться прессинг со стороны паравеоенных образований в судах, при решении конфессиональных споров, ограничении права на свободу выражения и собраний. Власти чаще самоустраняются от защиты прав граждан или же идут на поводу у «активистов». Серьезные проблемы существуют с обеспечением прав нескольких миллионов внутренне перемещенных из зон боевых действий и оккупированных территорий граждан Украины. Свобода слова серьёзно ограничивается. Доступ граждан Украины к информации из источников не отражающих официальную точку зрения усложнён или вообще закрыт. В течении года не выполнено большинство обязательств взятых Украиной перед ЕС в рамках Соглашения про ассоциацию, со сроком исполнения «1 ноября 2016 г.». Не внесены изменения в Закон «Об очищении власти» (люстрации), как это рекомендовала Венецианская комиссия с целью его приведения в соответствие с международными стандартами.

Именно на эту ситуацию с правами человека мы хотим обратить внимание наших европейских партнёров.

 

Проблемы в государственном управлении

СМИ в Украине и заграницей наполнены информацией о тотальной коррупции, бессистемности и неумелости в государственном управлении, нарушениях при принятии законодательства и прочих недостатках нынешней украинской власти. Вопиющий примером такой тенденции является ситуация с министром культуры Украины Е. Нищуком, который прославился на ток-шоу 22 ноября 2016 года своим расистским заявлением об отсутствии генетической чистоты у жителей Донбасса чтобы воспринимать украинскую культуру[1]. Данное заявление мало того, что является дискриминацией по этническому признаку, расизмом, пропагандой этнической сегрегации чистой воды, запрещенным императивными нормами международного права (ст. 26 Международного пакта про гражданские и политические права (1966 г.), Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966 г.), Международная Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказания за него (1973 г.)), так еще и противоречит ст. 21 Конституции Украины.

Юридически ничтожной с точки зрения законодательства Украины является так же деятельность У. Супрун с 1 августа 2016 г. на должности и.о. министра здравоохранения Украины. Дело в том, что рекомендовать лицо на должность заместителя министра может только лицо занимающее должность министра, и соответственно принесшее присягу министра. А У. Супрун была принята на должность первого замминистра временно исполняющим обязанности Министра здравоохранения Украины В.В. Шафранским, который по должности был заместителем Министра здравоохранения Украины и, соответственно, не приносил присягу и не вступал в должность Министра здравоохранения Украины как член Кабинета Министров Украины в соответствии с определенной Законом Украины «О Кабинете Министров Украины» процедуры (п. 12 ст. 9, п. 3 ст. 10, ст. 44), а поэтому и не имел права вносить Премьер-министру Украины представление о назначении на должность первого заместителя министра здравоохранения Украины (ст. 44 Закона Украины «О Кабинете Министров Украины»).

В свою очередь, Премьер-министр Украины В. Гройсман, игнорируя требования действующего Закона Украины «О Кабинете Министров Украины», принял 22 июля 2016 г. распоряжение о назначении У. Супрун на должность первого заместителя Министра здравоохранения Украины на основании представления, подписанного неуполномоченным на осуществление таких действий лицом, что привело к грубому нарушению требований Конституции и действующего законодательства Украины.

В дальнейшем В. Гройсманом принято и подписано очередное незаконное решение о временном исполнении обязанностей Министра здравоохранения Украины первым заместителем Министра У. Супрун, которая назначена на должность с грубым нарушением конституционных и законодательных требований (распоряжение Кабинета Министров Украины №550-р от 27 июля 2016 года). В дальнейшем, основываясь на примерах открытого и циничного пренебрежения требованиями Конституции Украины, Законов Украины и Указов Президента Украины, регулирующих порядок правоотношений в сфере государственного управления В. Гройсманом, У. Супрун была незаконно назначена исполняющим обязанности Министра здравоохранения, и в свою очередь реализовала ряд антиконституционных противоправных кадровых назначений в сфере высшего государственного управления.

В частности, не имея полномочий Министра и члена Кабинета Министров Украины в понимании, определенных Конституцией Украины, Законами Украины «О Кабинете Министров Украины», «О центральных органах исполнительной власти» нелегитимно назначенной У. Супрун незаконно внесены, а Премьер-министром Украины В. Гройсманом 31 августа 2016 г. противоправно принято решение о назначении на должности заместителей Министра здравоохранения Украины гр. гр. Линчевского А.В., Сивак О.В., Ковтонюка П.А.

Кадровый голод и подмена информационной повестки дня

После трех лет правления действующей власти начинает ощущаться ее кадровый голод. Так, вместо ушедшей в отставку и не выполнившей свои обязательства перед Венецианской комиссией по изменению Закона «Об очищении власти» директора Департамента по вопросам люстрации Т. Козаченко на ее место 23 ноября 2016 года пытались назначить 23-летнюю А. Калинчук не имеющую абсолютно никакого опыта на государственной службе. Аналогичная ситуация сложилась и в Министерстве внутренних дел, глава которого А. Аваков назначил своим заместителем по вопросам евроинтеграции 24-летнюю А. Дееву, также без должного опыта работы в системе МВД и прославившуюся пикантными фото в интернете[2]. В последнем случае ситуация является просто вопиющей, поскольку система МВД и так понесла существенные потери кадровых и опытных сотрудников вследствие бездумной люстрации, свидетельством чего является перестрелка 4 декабря 2016 года между сотрудниками полиции и спецподразделения КОРД под Киевом в селе Княжичи, во время которой от «дружественного огня» погибло пять правоохранителей[3].

Кроме всего прочего, можно прямо утверждать, что такими назначениями власть сознательно подменяет актуальную информационную повестку дня и пытается отвлечь внимание от провалов в реализации реальных реформ.

Другим ярким примером является деятельность спикера ВРУ – А. Парубия, который ставит на голосования вопросы, и в случае их непринятия депутатами с первой попытки ставит на переголосования до достижения нужного ему результата.

Относительно уровня коррумпированности Украины Европейская счетная палата выразилась довольно четко анализируя использование Украиной помощи ЕС: «Несмотря на усилия по реформированию, Украина до сих пор воспринимается как самая коррумпированная страна в Европе … олигархические кланы продолжают оказывать доминирующее влияние на экономику, политику и средства массовой информации Украины»[4].

Невыполнение обязательств перед международными партнерами

Касаясь отношений Украины с европейскими организациями нужно отметить, что целая группа обязательств Украины перед ЕС  либо не выполнены вообще, либо выполнены формально. Например, из 55 изменений в экологическое законодательство Украины, которые должны были быть внесены к 1 ноября 2016 г. не сделано ни одного, а всего из 426 обязательств по изменению законодательства не выполнены 83[5]. Кроме того, до сих пор не выполнена целая группа обязательств принятых в рамках членства Украины в Совете Европы: принять закон о порядке организации и проведения мирных мероприятий (с 2010 г.); подготовить и подать в установленном порядке проект избирательного кодекса Украины (с 2006 г.); подготовить и подать в установленном порядке проект закона о ратификации Европейской конвенции о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений и законопроект по приведению законодательства Украины в соответствие с положениями Европейской конвенции (с 2010 г.) и др. Более того, государственный орган, координирующий выполнение Соглашения об ассоциации (да и в целом – европейскую интеграцию) лихорадит уже несколько месяцев подряд. Правительственный офис по вопросам евроинтеграции с августа 2016 г. полностью остался без руководства. В нем нет председателя и обоих заместителей. Правительство уже четыре месяца ищет им замену, но пока безуспешно.

Присутствует зависимость власти от консультантов и экспертов по борьбе с коррупцией из ЕС. Действующая власть явно неспособна привлечь к работе качественные кадры, что существенно снижает доверие к Украине со стороны иностранных партнеров – это системное и крайне опасное явление. Более того, иностранные консультанты действуют крайне резко без знания специфики процессов в украинских реалиях, внося рекомендации исходя из неэффективных критериев, при чем власть им в этом потакает. Минюст в такой схеме превращается в карательный орган: происходит ужесточение норм законодательства, которое идет в разрез с принятыми в области прав человека стандартами.

Такой консалтинг приводит к ухудшению и без того сложной ситуации, но не имеет никаких последствий для его реализаторов.

Таким образом, можно отметить, что органы государственной власти Украины, чьей задачей является обеспечение и защита прав граждан находятся в глубоком институциональном кризисе. Многие чиновники высших категорий не осознают объема ответственности, который на них ложится, позволяя себе расистские заявления, нарушать процедуры принятия законов и назначения на должности. На высокие должности назначаются случайные люди без опыта соответствующей работы. Кроме всего прочего, власть не исполняет международные обязательства Украины.

 

Законодательство по люстрации

Принятый в 2014 году противоречивый Закон «Об очищении власти» (о люстрации) вызвал множество споров в обществе, поскольку ставил автоматически в вину людям совершение определенного правонарушения лишь в силу нахождения на определенных должностях в определенный период (президентства В. Януковича или период до 1991 г.). Данный закон был принят с явными нарушениями регламента Верховной Рады Украины будучи поставленным на голосование несколько раз. На что обратила внимание и Европейская комиссия «За демократию через право» (Венецианскую комиссию): «…хотела бы подчеркнуть, что такие процессуальные нарушения расходятся с принципом верховенства права. Они выставляют легитимность процедуры в негативном свете, особенно спорно как для закона, который направлен на восстановление доверия к органам государственной власти и обеспечения открытого и прозрачного осуществления публичной власти».

Сама суть закона также вызывала многочисленные вопросы исходя из международных стандартов прав человека: презумпция невиновности, возможность обжалования решений в суде, индивидуальность наказаний и т.п. В результате группа депутатов направила данный закон еще на стадии законопроекта (проект Закона «Об очищении власти» (№4359а)) в Венецианскую комиссию. Данный орган рассмотрев законопроект озвучил, что он в целом ряде своих положений не соответствует европейским стандартам изложенным в основном в рамках Резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы 1096 (1996) «О мероприятиях по ликвидации наследия бывших коммунистических тоталитарных систем», в выводах Венецианской комиссии относительно люстрации в Албании (CDL-AD (2009) 044), Македонии (CDL-AD (2012) 028), Грузии (CDL-AD (2013) 013), а так же в практике Европейского суда по правам человека – решения по делу «Горный против Польши» от 8.06.2010, решение по делу «Турек против Словакии» от 14.02.2006, решение по делу «Матиек против Польши» от 24.04.2007. Характерным стало положение Резолюции ПАСЕ, что «люстрационные мероприятия желательно завершить во всех бывших коммунистических странах не позднее, чем 31 декабря 1999 г., … но, если национальные органы выбирают период длиннее, чем рекомендовано в Руководящих принципах, они должны иметь веские причины». При этом отметим, что украинский Закон об очищении власти не ограничен во времени, поэтому, при желании люстрация может продолжаться бесконечно.

После ряда изменений, законопроект был принят Верховной Радой Украины и его текст снова был направлен, на этот раз Мониторинговым комитетом ПАСЕ, в Венецианскую комиссию. 16 декабря 2014 г. Комиссия изложила своё Промежуточное мнение № 788/2014, в котором указала не целый ряд отступлений от европейских стандартов в данном законе:

  • пересмотреть список должностей, подпадающих под люстрацию;
  • индивидуальное определение вины любого лица, подпадающего под действие закона;
  • передача полномочий по проведению люстрации от Минюста Украины специально созданной независимой комиссии. При этом, как отметил ЕСПЧ, для того, чтобы орган считался независимым, следует обратить внимание, в частности, на способ назначения его членов и срок их полномочий, существование гарантий от давления из вне и на то, создает орган видимость независимого (решение по делу «Финдлей против Соединенного Королевства» от 25.02.97, решение по делу «Брудницка и другие против Польши» от 3.03.2005).;
  • отделение процедуры люстрации от борьбы с коррупцией;
  • процедура люстрации должна строго соответствовать нормам Европейской конвенции о правах человека и основных свободах в части «право на справедливый суд» (равенство сторон, право быть выслушанным и т.д.);
  • люстрация судей должна рассматриваться как отдельный процесс в рамках Закона, а не быть частью общей процедуры потому, что это не соответствует Конституции Украины;
  • исключительно Высший совет юстиции Украины должен решать вопросы люстрации судей;
  • обнародование персональной информации о лицах, подпавших под действие Закона «Об очищении власти» должно проводиться лишь после того, как соответствующее окончательное решение огласит суд. Списки людей, которые, якобы, подпадают под действие закона о люстрации, к моменту ее завершения не должны обсуждаться публично ни министрами, ни депутатами, ни общественными активистами — это элементарная защита деловой репутации и частной жизни[6].

При этом Глава Венецианской комиссии Д. Букиккио во время визита в Киев в феврале 2015 года откровенно назвал Закон «Об очищении власти» «плохим законом». Украинская сторона, во главе с Министром юстиции Украины П. Петренко взяла на себя обязательство усовершенствовать закон до марта 2015 года. В Окончательном выводе относительно Закона «Об очищении власти» (CDL-AD (2015) 012), принятом в июне 2015 года Венецианская комиссия отметила, что прогресс есть, но очень незначительный. Оба Вывода на сегодня остаются в силе.

В связи с такой ситуацией группа народных депутатов и Верховный суд Украины в январе-феврале 2015 г. подала иски в Конституционный суд Украины (КСУ) с требованием признать целый ряд норм Закона «Об очищении власти» неконституционным. Речь идет о нормах относительно:

  • критериев люстрации;
  • запрещения автоматически увольнять и запрещения занимать должности на госслужбе от 5 до 10 лет за нахождение на службе в период правления В. Януковича;
  • условий для увольнения, которым будет являться противоправное действие, доказанное решением судов.

Собственно, это будет соответствовать европейским стандартам и рекомендациям, предоставленным в промежуточных выводах по данному Закону Венецианской комиссией (16 декабря 2014 № CDL-AD (2014) 044): «Вина лица должна быть доказана в каждом конкретном случае. Люстрация не может быть использована для наказания, возмездия или мести. А процедуры люстрации, несмотря на их политический характер, должны быть разработаны и проведены только юридическими средствами».

Одновременно, лица, лишившиеся работы на основании Закона о люстрации обращаются в административные суды с требованием восстановить их на должностях. В тоже время до решения Конституционного Суда Украины решения по таким делам отложены. Так, по открытой информации на сегодня остановлено производство более 500 дел бывших сотрудников правоохранительных органов до вынесения Конституционным Судом Украины решения о конституционности Закона.

Давление на Конституционный суд Украины

В тоже время, КСУ явно нарушает процессуальные нормы, затягивая рассмотрение дела. Рассмотрение представления Верховного Суда начато с 16 апреля 2015 г. Согласно же статье 57 Закона Украины «О Конституционном Суде Украины», сроки конституционного производства начинают исчисляться со дня принятия процессуального решения об открытии конституционного производства по делу и не должны превышать трех месяцев.

Такое нарушение КСУ установленных законом сроков рассмотрения дела произошло из-за давления на него со стороны должностных лиц высших органов государственной власти с целью торможения процесса рассмотрения вышеуказанного дела. Кроме того, более чем за год рассмотрения дела Конституционным Судом было проведено всего 5 заседаний.

Нарушение Конституционным Судом Украины установленных законом сроков рассмотрения дела произошло из-за грубого давления на него со стороны должностных лиц высших органов государственной власти, отдельных народных депутатов и паравоенных формирований с целью торможения процесса рассмотрения вышеуказанной дела и отсрочки принятия законного решения о соответствии Конституции Украины положений Закона Украины «Об очищении власти» .

Важно подчеркнуть, что согласно требований ст. 27, 28 Закона судьи КСУ при осуществлении своих полномочий являются независимыми и подчиняются только Конституции Украины, руководствуются этим Законом, другими законами Украины и являются неприкосновенными. Но, несмотря на вышеуказанные положения законодательства, отдельные лица пренебрегают и нивелируют принципами деятельности Конституционного Суда Украины, с целью осуществление незаконного влияния на принятие судом решения.

Главой Конституционного суда Украины на запрос главы межфракционного объединения «Запрещено запрещать» направлен ряд материалов, полученных из общедоступных источников, которые, по мнению суда, свидетельствуют о давлении на судей КСУ.

С момента начала рассмотрения «люстрационного закона» дела, в средствах массовой информации от группы высокопоставленных лиц государства и народных депутатов звучали реальные угрозы в сторону судей с целью их запугивания и побуждения к принятию возможно заведомо незаконного решения.

Кроме того, непосредственно на судью Конституционного суда Украины (в производстве которого находится на рассмотрении соответствующее представление о люстрации) оказывается грубое давление через уголовное производство, возбужденное по заявлению лица, к которому есть вопросы самих правоохранительных органов.

Также получили широкую огласку многочисленные факты выборочного применения Закона Украины «Об очищении власти», когда лица, которые должны подпадать под люстрацию, занимают руководящие должности. В то же время, происходит массовое увольнение государственных служащих, действия которых не противоречили законодательству, действующему в период с 2010 по 2014 гг., чем нарушается конституционный принцип необратимости действия законов во времени (ст. 58 Конституции Украины) и право на труд (ст. 43 Конституции Украины).

Игнорирование рекомендаций Венецианской комиссии

Законопроектов о внесении изменений в Закон «Об очищении власти» в ВРУ зарегистрировано уже с десяток. Но ни один из них не решает вопросы, поднятые субъектами конституционных представлений и ни один из них не учитывает замечания Венецианской комиссии. ВК выразила свое мнение по этому закону более чем жестко. И публично заявляла о необходимости остановить его действие до приведения закона в соответствие со стандартами Совета Европы. В марте 2016 г. руководитель отдела по связям с общественностью Венецианской комиссии Совета Европы Татьяна Мышелова еще раз напомнила, что «Венецианская комиссия опубликовала ряд рекомендаций по улучшению этих поправок. С тех пор Комиссия ни была проинформирована о любом развитии ситуации»[7].

В октябре 2016 года во время очередного заседания Венецианской комиссии этот орган повторил свои претензии к люстрационному закону, констатировав явное отсутствие прогресса в этом вопросе со стороны Украины: «В первую очередь мы настоятельно рекомендовали изменить закон так, чтобы вину каждого нужно было доказать в каждом отдельном случае. И я бы не называла это виной, а скорее угрозой для государства. Мы также рекомендовали поручить люстрацию отдельному от Министерства юстиции органу, который бы занимался исключительно люстрацией», — говорит заместитель секретаря Венецианской комиссии Симона Граната-Менгини. «Вы знаете, что мы сделали свои выводы касательно закона о люстрации в Украине и рекомендации, как его исправить. Но до сих пор мы не увидели ничего из обещанных правок. Украинские делегаты обещали предоставить правки в течение месяца, но уже прошел год. — И их до сих пор нет? — Да. Именно так. Мы рекомендовали исправить закон и прислать нам новый вариант, но имеем, что имеем — пока что мы не увидели ничего», — рассказывает президент Венецианской комиссии Джанни Букиккио[8].

Отдельно важно подчеркнуть, что Европейский суд по правам человека принял и уже начал рассмотрение более десятка исков украинцев к государству из-за применения к ним закона о люстрации. Украине, как государству, уже нанесен значительный репутационный и финансовый ущерб Украине. Крайне возможно, что Европейский суд признает, что государство Украина нарушило права заявителей, которые оспаривают свое увольнение по закону о люстрации, то каждому из них будет полагаться выплата, а в некоторых случаях – восстановление на предыдущем месте работы.

Таким образом, существующая ситуация с люстрацией вызвана тем, что как правило, представители украинской власти при написании законопроектов в качестве технической помощи привлекают юристов, которые не обладают соответствующей компетенцией или опытом европейской практики и не способны эффективно имплементировать европейские стандарты, на что указывается в заключении Венецианской комиссии.

Соответственно, положение украинских властей более чем деликатное, но является логическим продолжением практики жонглирования евроинтеграционными лозунгами о ценностях демократии без желания и политической воли применять их на практике. Кроме того, это подтверждает использование люстрационного закона с политической целью, т.е. ущемления или ограничения конституционных прав политических оппонентов, что способствует практике выборочного применения правосудия.

 

Соблюдение права на свободу вероисповедания

На рассмотрение Верховной Рады Украины внесено два законопроекта: № 4128 от 23.02.2016г. «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» (о изменении подчинения религиозными общинами), а также №4511 от 22.04.2016г. «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признанном Верховной Радой Украины государством-агрессором».

Оба проекта по сути своей противоречат ст. 35 Конституции Украины – а именно конституционной норме прямого действия о свободе совести и вероисповедания и отделении церкви и религиозных организаций от государства, которая имеет исключение лишь относительно защиты гражданского порядка, здоровья и морали населения, а также прав и свобод других людей.

Цель этих законопроектов – создание препятствий крупнейшей религиозной организации Украины – Украинской православной церкви, гражданскую позицию которой не одобряет действующая власть.

Проект Закона № 4128 преследует цель узаконить рейдерские захваты парафий УПЦ, поскольку норма, которую предлагают добавить в ст. 8 Закона «О свободе совести», предполагает возможность изменения принадлежности религиозной общины путем изменения устава через голосование «простым большинством присутствующих на собрании граждан, которые принадлежат к религиозной общине». При этом определить принадлежность того или иного лица к данной общине можно путем «самоидентификации с этой религиозной общиной, подтверждением чего есть участие в религиозной жизни конкретной общины». Все эти нормы являются крайне субъективными, что недопустимо в законодательном акте.

Кроме того, норма сформулирована таким образом, что решение на собрании может быть принято не только непосредственными членами данной общины, но иными лицами, к ней не принадлежащим, но на собрании присутствовавшими. По информации, которая неоднократно упоминалась в СМИ, будет выполняться «подвоз патриотически настроенных активистов – боевых групп, которые являются военизированным продолжением политических партий».

Как отметил по этому поводу секретарь Ровенской епархии УПЦ протоиерей Виталий Герлинский, жители определенных населенных пунктов, которые никогда не ходили в храмы, проводят собрания с требованием забрать церкви в религиозных общин УПЦ и передать их УПЦ КП[9].

Легализация церковного рейдерства

По данным председателя Информационно-просветительского отдела УПЦ епископа Ирпенского Климента, предлагаемый законопроектом № 4128 механизм, узаконит церковное рейдерство. По его словам, только в Тернопольской, Волынской и Ровенской областях возбуждено около 25 уголовных дел по поводу нарушения прав верующих, которое принятием этого законопроекта пытаются узаконить депутаты.

Яркий пример реализации такого сценария церковного рейдерства мы можем наблюдать в Ровненской области. Так, на протяжении всего 2016 г. в селах Дулибы, Рясники и Птыча Гощанского района систематически и целенаправленно происходили попытки захватить имущество Украинской православной церкви со стороны «Киевского патриархата» без каких-либо на то оснований. При этом, применялась физическая сила[10]. Важно подчеркнуть, что в данном процессе активное участие принимала местная власть. Так, сельские советы самовольно принимали решения о проведении в церквях Украинской Православной Церкви поочередных богослужений вместе с «Киевским патриархатом». При этом, полными юридическими правами на имущество и здания церкви принадлежат исключительно УПЦ. Более того, УПЦ выиграла все судебные дела относительно права проводить богослужения в своих же храмах, но игнорируя судебные предписания в ноябре 2016 года уже губернатор области выдал распоряжение о поочередном проведении богослужений.

Кроме того, пытаясь дать определение для принадлежности лиц к определенной религиозной общине, государство вторгается в сферу компетенции такой общины, нарушая при этом европейские стандарты, закрепленные в решениях Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), согласно которым определение принадлежности лица к религиозной организации является не компетенцией государства, а самой такой организации (дело Коккинакиса против Греции 25/05/1993, Хасана и Чауша против Болгарии 26/10/2000). Ярким примером такой ситуации является конфликт в селе Катериновка Кременецкого района Тернопольской области. Между общинами верующих возник конфликт, который в определенных ситуациях перерастал до рукоприкладства, именно после активного вмешательства властей. В данном случае, крайне важно подчеркнуть, что такая ситуация является системной и повторяется в разных регионах государства.

ЕСПЧ подчеркнул, что государству в демократическом обществе не нужно предпринимать мер, чтобы религиозные сообщества оставались под единым руководством. Следует не искоренять плюрализм, а обеспечивать толерантность между конкурирующими группами. Суд подчеркнул, что поддержка одного из лидеров в ходе разделения общины или попытки заставить общину подчиниться одному из лидеров составляет нарушение религиозной свободы (Дело Supreme Holy Council of the Muslim Community v. Bulgaria 16/03/2005).

В свою очередь проект закона № 4511 вторгается в сферу функционирования религиозных организаций и устанавливает дискриминацию между ними. В первую очередь дискриминационной является сама постановка вопроса о разделении действующих и зарегистрированных религиозных организаций Украины, на две группы исходя из их канонической принадлежности: на «религиозные организации, которые проводят свою деятельность в Украине и одновременно подчиняются в канонических и организационных вопросах религиозным центрам, которые расположены в государствах, которые признаны Верховной Радой Украины государством-агрессором» и все другие.

Данная норма нарушает основополагающие положения профильного Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» – «Государство… уважает традиции и внутренние положения религиозных организаций, если они не противоречат действующему законодательству; …не вмешивается в проводимую в рамках закона деятельность религиозных организаций. … Все религии, вероисповедания и религиозные организации есть равными перед законом. Установление любых преимуществ или ограничений одной религии, вероисповедания или религиозные организации касательно других не допускается» (ст. 5).

Несложно догадаться, что его инициаторы захотят направить законопроект № 4511 против УПЦ. При этом данная попытка является абсолютно неправомерной, поскольку УПЦ принимает свои решения полностью самостоятельно, без влияния извне, имея собственный руководящий центр в Киеве.

Целый ряд отдельных положений проекта закона №4511 также содержат противоречивые или прямо противоправные нормы. Так, ст. 5 данного законопроекта предусматривает, что «назначение центрального и регионального руководства религиозных организаций, которые определены ст. 2 этого Закона, происходит после согласования соответствующих кандидатур от религиозных организаций с центральным органом исполнительной власти, который реализовывает государственную политику в сфере религии».

Данная норма противоправна по причине таких ее составляющих:

  • Государство согласовывает руководство религиозной организацией, что противоречит конституционной норме об отделении церкви от государства, предусматривая ее участие в назначении руководства религиозной организацией;
  • В норме говорится о назначении центрального и регионального руководства организации, но Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» таких разновидностей религиозных организаций упоминает.

Кроме того, в целом УПЦ статусом юридического лица не обладает, соответственно «особый статус» нужно будет давать каждой парафии в отдельности. Более того, как указал ЕСПЧ, автономность религиозных общин является частью плюрализма в демократическом обществе и таким образом, непосредственно подпадает под защиту ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Решение Европейского суд по правам человека по делу Бессарабская митрополия и другие против Молдовы (N 45701/99 от 13.12.2001 г.).

Ст. 7 проекта закона оперирует термином «сотрудничество с представителями милитарно-террористических группировок» как условием для прекращения деятельности религиозной организации. Но такого термина законодательство Украины не знает, нет его определения и в международном праве. Следовательно, возможно его произвольное толкование, что приводит к правовому волюнтаризму и возможности закрывать неугодную религиозную организацию по воле чиновников пользуясь несовершенством законопроекта.

Глобальный анализ фактов нарушения прав верующих УПЦ на Западной Украине был собран в 63 страничном Отчете украинской неправительственной организации «Общественная правозащита» (NGO Public Advocacy) о нарушениях прав и свобод религиозных организаций в Западной Украине. Данный отчет был передан 8 февраля 2016 г. Департаменту по толерантности и недискриминации Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ)[11]. Материалы также направлены через систему TANDIS для включения в ежегодные отчеты ОБСЕ и БДИПЧ по вопросам нарушений прав человека. Пакет документов передан международным организациям, осуществляющим мониторинг соблюдения прав человека.

В отчете содержится обзор заявлений, содержащих призывы ненависти со стороны клириков и сторонников некоторых конфессий. Данные факты подтверждаются фото-, видеодоказательствами и свидетельствами очевидцев. Как указано в отчетах, значительную часть правонарушений совершают лица, являющиеся клириками или активистами «Киевского патриархата».

Мониторинг прав человека и религиозных свобод был проведен в Тернопольской, Ровенской, Волынской, Львовской, Ивано-Франковской, Киевской областях и в Закарпатье в период 2014-2015 гг. «Во всех этих регионах были выявлены нарушения прав религиозных организаций Украинской Православной Церкви», — говорится в документе. Всего зафиксировано 44 конфликтных ситуации. При этом, как отмечается в отчёте, либо верующим УПЦ закрыт доступ к храму (или же церковь изъята у общины УПЦ), либо столкновения между прихожанами храма и сторонниками Киевского Патриархата продолжаются до сих пор. «Риторика ненависти широко используется при захватах культовых сооружений УПЦ, носит характер пропаганды и направлена на дестабилизацию общественно-политической ситуации в Украине», — делают вывод юристы и наблюдатели «Общественной правозащиты».

Кроме того, активные попытки властей Украины организовать «единую поместную церковь»[12] не находят поддержки со стороны населения Украины. Так, по данным главы «Юкрейниан социолоджи сервис», заведующего отделом Института социологии НАН Украины А. Вишняка, в рамках соцопроса «Религиозная жизнь Украины (сентябрь 2016)» были получены такие результаты: Украине необходима единая Поместная Православная Церковь, но ее созданием должны заниматься верующие и священнослужители без вмешательства власти и политиков (36% с этим согласны; 19% против; 46% не определились) и Единая Поместная Православная Церковь не нужна, потому что это будет ограничивать права граждан на выбор конфессии (32% с этим согласны; 24% против; 44% не определились)[13].

Таким образом, нужно отметить, что законопроекты № 4128 от 23.02.2016 г. «О внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» (о изменении подчинения религиозными общинами), а также №4511 от 22.04.2016 г. вводят дискриминацию религиозных организаций, нарушают конституционные нормы, наделены оценочными и субъективными подходами и в случае своего принятия могут привести к очевидному нарушению прав верующих и религиозных организаций, а конкретнее – УПЦ. Поэтому, в случае их принятия можно ожидать обращений по поводу их применения в ЕСПЧ, на основе нарушения ст. 9 и 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (свобода мысли, совести и религии, а также праве на свободу собраний и ассоциаций) и ст. 14 – о запрете дискриминации.

Проанализировав факты и свидетельства очевидцев, следует сделать вывод, что риторика ненависти широко используется при захватах культовых сооружений УПЦ, носит характер пропаганды и может стать фактором дестабилизации общественно-политической ситуации в Украине.

 

Ограничения прав граждан Украины на свободу информации

Начиная с февраля 2014 года в Украине происходит неуклонный процесс свертывания свободы доступа граждан к информации отражающей различные точки зрения. Началом этого процесса стало запрещение вещания в Украине российских государственных каналов, «пропагандирующих политику государства-агрессора», сейчас перешедший в практически полное запрещение вещания всех российских телевизионных каналов, включая каналы транслирующие исключительно мультфильмы и программы для детей, мелодрамы, сериалы и т.п., то есть те, которые в пропаганде агрессии обвинить явно невозможно, а речь идет скорее лишь о месте производства телевизионного контента.

Следующим этапом стало принятие в феврале 2015 года Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного телерадиопространства Украины»[14]. Ключевые изменения в рамках этого Закона были внесены в Закон Украины «О кинематографии» и касались запрета российской кинопродукции, фильмов: «содержащих популяризацию органов государства-агрессора, советских органов государственной безопасности… производства после 1 августа 1991 г.» и «Запрет трансляции фильмов, произведенных физическими и юридическими лицами государства-агрессора, не содержащие популяризации или пропаганды, предусмотренных предыдущим предложением органов и действий распространяется на фильмы, произведенные после 1 января 2014 года» (ст. 15). Кроме того, в апреле 2016 г. в Закон Украины «О кинематографии» были внесены дополнительные изменения, которые расширили запрет так же на фильмы, чей премьерный показ состоялся так же после 1 января 2014 года[15].

Само принятие закона произошло с процессуальными нарушениями Регламента Верховной Рады Украины: «Принятие этого решения состоялось с грубыми нарушениями требований Регламента Верховной Рады Украины, в частности, статей 117, 120 и 121 а потому оно не может считаться принятым в соответствии с законом и подлежит отмене предусмотренным Регламентом способом… Поправку №28 голосовали четырежды»[16].

Что касается сути данного закона, то как отметила президент Ассоциации медиа-юристов Т. Котюжинская, принятие такого закона говорит о попытке ввести цензуру. «Происходит поиск, каким образом проводить цензуру. Это ограничение свободы, ограничение хозяйственной деятельности»[17]. В открытом письме «Медиа Группы «Украина»» выражается глубокая обеспокоенность нормами, содержащимися в законе, которые «противоречат как нормам международного права, так и общепринятым европейским стандартам. Они ставят под угрозу независимость деятельности СМИ[18]. Как и наши коллеги по медиа рынку, мы уверены, что вместе с этими законопроектами на повестку дня Верховной Рады будет вынесен вопрос о существовании в Украине свободы слова как таковой и правового государства»[19].

Отметим, что нарушения касаются не только ст. 34 Конституции Украины (свобода мысли и слова, свободное распространение информации), ст. 15 (запрещение цензуры, закрепление политического, экономического и идеологического многообразия), но и норм международно-правовых обязательств Украины в рамках Европейской конвенции по правам человека — «каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ» (ст. 10). Как отмечают в этой связи органы Совета Европы: «Государства-члены не должны ограничивать доступ граждан к информации в кризисные времена и выходить за пределы ограничений, предусмотренных в статье 10 Европейской конвенции по правам человека и разъясненных в практике Европейского суда по правам человека» (п. 17 Рекомендаций Комитета министров Совета Европы «О защите свободы слова и информации в кризисные времена»). Кроме того, указывается, что «государственные органы, организации СМИ, национальные или международные государственные и негосударственные организации должны стараться обеспечивать в кризисные времена защиту свободы слова и информации путем диалога и сотрудничества» (п. 27 Рекомендаций Комитета министров Совета Европы «О защите свободы слова и информации в кризисные времена»).

В Европе согласно специальному акту – Европейской конвенции о трансграничном телевидении (1989 г.) установлен общий принцип, что «Участники обеспечивают свободу слова и информации в соответствии со Статьей 10 Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод и гарантируют свободу приема и не ограничивают ретрансляцию на своей территории программ, соблюдающих положения настоящей Конвенции» (ст. 4). Украина является стороной данного документа, как и большая часть стран Европы, в то же время Россия ее не ратифицировала, что дает местной власти возможность для маневра, дискриминируя как российского вещателя, так и ограничивая право на получение различной информации собственных граждан. Если же одна из сторон Конвенции имеет претензии по сути содержания программ контрагента, она может использовать механизмы конвенции: право на временное приостановление ретрансляции, примирительные процедуры, арбитраж (ст. 24-26). Соответственно порочная советская практика с запрещением к показу фильмов с участием «неправильных» актеров эмигрировавших на запад (С. Крамаров, О. Видов и др.), взятая ныне на вооружение украинскими властями, не поддерживается европейскими актами.

Важным аспектом является неизбирательный характер запрещения российской кинопродукции. Под запрет попали как фильмы с пропагандой силовых структур, так и абсолютно не связанные с ней мелодрамы и детские мультфильмы. В этом так же присутствует нарушение общепринятых европейских стандартов – запрещение неизбирательных мер.

Лицензирование книжной продукции

Следующим этапом такой деятельности стал законопроект подготовленный вице-премьером В. Кириленко 8.09.2016 года[20] про лицензирование ввоза книг из России. Особый комизм ситуации придает тот факт, что в научном сообществе жена вице-премьера Е. Кириленко обвиняется в плагиате для своего учебника «Культура и наука» из аналогичной российской книжки[21].

В первую очередь введение лицензирования книжной продукции может рассматриваться как явная разновидность цензуры запрещенной ст. 15 Конституции Украины и немотивированное ограничение свободы слова закрепленной ст. 34 Конституции Украины, а также нарушение ст. 10 Конституции Украины предусматривающей свободное развитие, использование и защиту русского языка и содействие изучению языков международного общения, одним из которых, как официальный язык ООН, является русский (резолюция 2 (I) Генеральной ассамблеи ООН от 1 февраля 1946 г.[22]).

Кроме того, нарушены нормы целого ряда международно-правовых актов стороной которых является Украина: Европейская конвенция по правам человека (ст. 10 право на свободу выражения мнения), Международный Пакт о гражданских и политических правах (ст. 19 п. 2 право на свободное выражение своего мнения), Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (1992 г.) (ст. 7 «Стороны строят свою политику, законодательство и практику на основе таких целей и принципов:… d) содействие использованию региональных языков или языков меньшинств, в устной и письменной форме, в общественной и частной жизни и / или поощрение такого использования»).

Кроме того, этим нарушается и практика Европейского суда по правам человека, поскольку предусмотренная к созданию «экспертная комиссия уполномоченного органа» может рассматривать всю «издательскую продукцию имеющую происхождение и/или ввозимую с территории государства-агрессора» на предмет ее лицензирования предусматривающего возможность ввоза и распространения на территории Украины. При этом будет явно нарушена свобода артистического творчества и беспрепятственное распространение произведений искусства, которая может ограничивается только в недемократических обществах (например, под запрет по перечисленным в законопроекте формальным признакам явно попадает произведение М. Булгакова «Белая гвардия»): «В своем творчестве художник выражает не только свое личное мировоззрение, но также и свое мнение о мире, в котором он живет. В этом отношении искусство не только помогает формировать общественное мнение, но также и является его выражением, и, следовательно, может ставить публику лицом к лицу с наиболее актуальными вопросами дня» (дело Институт Oтто-Премингер против Австрии, 1994). Кроме того, ЕСПЧ отметил, что «Свобода слова является одной из главнейших основ [демократического] общества, одним из основных условий для прогресса и развития каждого человека» (Дело Хэндисайд против Объединенного Королевства, 1976).

Схемы лицензирования и обязательность государственной регистрации ввозимой издательской продукции скорее создают препятствия, а не содействуют обеспечению свободы слова и права на получение и распространение информации. Они так же не соответствуют разрешенным международным правом ограничениям на свободу слова: должны быть предусмотрены законом и должны быть необходимы в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения (ст. 22 п. 3 Пакта про гражданские и политические права).

Кроме того, сам факт лицензирования продукции по признаку ее изготовления в определенном государстве нарушает обязательства, взятые Украиной в рамках Всемирной организации торговли относительно нетарифных барьеров и лицензирования (Генеральное соглашение по тарифам и торговле (1994 г.), и не отвечает исключениям, предусмотренным в ст. ХХ-ХХІ).

Законопроект был проголосован и поддержан Верховной Радой Украины 8 декабря 2016 г.

Ярким показателем целенаправленной государственной политики по свертыванию прав человека в сфере доступа к информации является рейтинг «Врагов прессы-2016». Так, 7 из 10 персон[23], представленных в списке, являются представителями исполнительной и законодательной власти: народные депутаты, губернаторы, чиновники, работники полиции. Резкое и необоснованное отношение к СМИ стает генеральной линией поведения власти, которое невозможно обосновать какими-либо оправданиями.

В рамках мониторинга свободы интернета проводимого международной правозащитной организацией Freedom House Украина опустилась с 37-го на 38-е место в ежегодном рейтинге свободы интернета. Таким образом, Украина в этом плане остается «частично свободной» и в 2016 г. Организация отмечает, что в Украине не блокируются соцсети и информационные приложения, однако есть случаи ограничения доступа к информации и арестов блогеров и активистов[24]. Freedom House отметила, что чиновники все чаще пытались влиять на соцсети с попытками бороться с антиукраинской риторикой, сажать пользователей за сепаратистские или экстремистские высказывания. Также там отметили, что безопасность тысяч журналистов оказалась под угрозой из-за утечки информации об их аккредитации на Донбассе. Очевидно, речь идет о распространении этих персональных

данных сайтом «Миротворец».

Вопиющим случаем полного игнорирования прав украинцев на свободу информации можно назвать действия мэра Глухова (Сумская область) Мишеля Терещенко. Можно вспомнить сразу несколько неподобающих случаев. Во-первых, в самом начале своей каденции новоизбранный мэр Глухова лично вытолкал с аппаратного совещания в мэрии главного редактора местной газеты «Неделя» Оксану Коваленко. По словам журналиста, Терещенко со словами «А вам здесь нечего делать!» силой вывел ее из зала. Другим журналистам, находящимся в зале, позволили остаться, продемонстрировав избирательное отношение к представителям СМИ.[26]

Во-вторых, мэр Глухова попытался провести рейдерских захват редакции коммунальной газеты «Народная трибуна». Более того, в рейдерском захвате участвовал непосредственно сам Мишель Терещенко, что зафиксировано на видео, который использовал физическую силу против охранника помещения в котором находится редакция «Народной трибуны». По факту нанесения телесных повреждений охраннику со стороны мэра Глухова было возбуждено уголовное дело, которое руководитель города всеми силами пытается «спустить на тормозах».[27]

Третьим пунктом, о котором стоит упомянуть, является перманентные заявления журналистов Глухова о том, что против них возбуждаются уголовные дела. При этом руководство города намекает, что такое развитие событий непосредственно связано с профессиональной деятельностью работников СМИ.

Отдельного упоминания стоит ситуация вокруг публичных сексуальных домогательств со стороны одного из помощников Мишеля Терещенко к молодой девушке-журналистке. Более того, для того, чтобы избежать ответственности городской чиновник написал заявление в полицию из-за якобы его избиения. Ситуация расследуется правоохранительными органами.[28]

Такая ситуация не является частным случаем. Это тенденция, которая полностью игнорируется, а иногда даже и поддерживается центральной властью.

Таким образом, как мы видим украинская власть всеми силами пытается ограничить право своих граждан на свободное получение информации из различных источников. В рамках этих действий она грубо нарушает как нормы Конституции и законов Украины, так и свои международные обязательства. Такая ее деятельность может быть также охарактеризована как сговор направленный на зачистку всего культурного и информационного пространства Украины от чего-либо связанного с Россией или русским языком (телевизионный контент, книги), не смотря на столетние связи между народами, и существующие личные и семейные связи людей.

 

Нарушение права журналистов на профессию

В мае 2016 года произошло два знаковых события нарушающих права журналистов. Сначала 10 и 20 мая сайт «Миротворец» аффилированный с народным депутатом А. Геращенко и заместителем министра по оккупированным территориям Г. Тукой обнародовал список журналистов, главным образом иностранных, которые имеют аккредитацию на временно оккупированных территориях Донбасса. А затем, 12 мая 2016 г. было вынесено решение Ивано-Франковского суда по «делу Коцабы», где журналист был приговорен к 3,5 годам лишения свободы.

В первом случае само существование сайта, выкладывающего персональную информацию о лицах, определяемых его владельцами, как «террористы-сепаратисты», является противоправным, поскольку такая информация не подлежит разглашению и охраняется как Законом Украины «О персональных данных», так и Конституцией Украины (ст. 32) в целях защиты лиц от сбора и распространения конфиденциальной информации. Кроме того, такие действия являются препятствием законной профессиональной деятельности журналистов, в смысле ст. 171 Уголовного кодекса Украины. Но, до упомянутого выше события органы власти Украины на его деятельность закрывали глаза, хотя ранее именно этот сайт обвинялся в подстрекательстве к убийству украинского журналиста и политика О. Бузины, которое произошло через короткий промежуток времени после публикации его личных данных на сайте «Миротворец».

Кроме того, публикация личных данных журналистов, освещающих военный конфликт, является не только нарушением законодательства Украины, но и также международного права, а именно норм ст. 4А(4) Женевской конвенции III (1949 г.) и ст. 79 Дополнительного протокола I (1977 г.) защищающих права журналистов. На то что это событие «может быть очень негативным последствием для Украины» указал также глава Представительства Евросоюза в Украине Я. Томбинский. Лишь после этого украинская власть проявила некоторую инициативу, а прокуратура и полиция открыли досудебное расследование, хотя сама деятельность сайта «Миротворец» продолжается.

Тюремное заключение Руслана Коцабы

Что касается «дела Коцабы», то этот украинский журналист из-за своего антиправительственного ролика в интернете обвинялся в государственной измене и подрыве обороноспособности ВСУ. Журналист в течении года находился в СИЗО, а прокуратура требовала для него 15 лет заключения в качестве наказания.

В результате этих действий украинских властей, Amnesty International назвала Руслана Коцабу узником совести. Председатель подкомитета Верховной Рады Украины по правам человека В. Рабинович назвал содержание под стражей и попытку осудить по статье «Измена родине» Р. Коцабу за высказанное мнение настоящим издевательством над демократическим правом журналистов высказывать свои мысли открыто. 34 депутата Европарламента из 5 фракций и 17 государств ЕС подписали открытое письмо с призывом к «немедленному и безусловному освобождению украинского журналиста Руслана Коцабы».

Кроме того, в ходе процесса фактически отсутствовала доказательная база вины Коцабы – так, омбудсмен В. Лутковская обнародовала информацию, что в ходе допроса свидетели со стороны обвинения дают достаточно однотипные показания, которые в основном носят эмоциональный характер – делятся своими эмоциями, как сильно поразил их тот или иной материал, опубликованный Коцабой. В данном случае напрашиваются явные аналогии с действиями СССР против журналиста-диссидента В. Черновола.

Как отметил, после вынесения приговора Р. Коцабе адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Р. Кравец «Коцаба — журналист, он излагал свою точку зрения, и я не вижу здесь вообще состава уголовного правонарушения. Получается, что его судили за инакомыслие в Украине. Никакого криминального правонарушения он не совершал. Сегодня появилось постановление Шевченковского районного суда Киева, что ни МВД, ни АП не признают российскую агрессию в Украине. С тем же успехом и их можно привлечь к уголовной ответственности, по тем же статьям, которые вменялись Руслану Коцабе».

Но, прокуратура не прекратила преследования журналиста. В ноябре 2016 г. была подана кассационная жалоба на решение суда и сейчас она находится на стадии рассмотрения.

Попытки давления на влиятельные СМИ

Отдельного упоминания заслуживает ситуация вокруг известного украинского телеведущего политических ток-шоу Савика Шустера. В конце апреля 2016 года было аннулировано разрешение журналиста на работу в Украине. Несмотря на то, что конфликтная ситуация исчерпала себя благодаря волне общественного негодования и публичных заявлений Президента и Премьер-министра о поддержке С. Шустера, эту ситуацию следует рассматривать не иначе как проявление жесткого давления на представителей общественно-политических СМИ. Но проблемы у Шустера на этом не закончились, и в результате с 1 января 2017 г. его телеканал 3s.tv прекращает свою деятельность. Из заявления телеканала следует о давлении на журналистов со стороны власти: «В этих условиях наша попытка работать по нормальным бизнес-правилами оказалась неудачной: мы получили уголовные дела и штрафы от налоговой, а у Савика забрали разрешение на работу. Это все никуда не денется и после закрытия 3s.tv: с судебной волокитой еще предстоит побороться, и теперь без телеканала у нас почти не будет возможности говорить об этом обществу»[29].

Кроме прочего, также важно подчеркнуть, что значительным влиянием в сфере информационной деятельности в Украине располагает Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, большинство членов которого аффилированны с крупными политическими силами и властью, в частности с Президентом. При таком значительном уровне влияния на государственного регулятора, сложно назвать его решения объективными и взвешенными.

Во второй половине 2016 г. так же произошло несколько событий связанных с нарушением прав журналистов. 20 июля 2016 г. в центре Киева убит известный журналист, гражданин РФ, П. Шеремет[30]. Кроме того, незадолго до убийства журналист подавал заявления в полицию про слежку за ним[31].

Вторым является совершенное 4 сентября 2016 года нападение на офис «Национальных информационных систем» в Киеве производящих новости для телеканала «Интер» и блокирование работы самого канала «Интер» (25-26 февраля 2016 г.[32], 5-6 сентября 2016 г.[33]). Результаты собственного расследования событий сентября 2016 г. вокруг телеканала были опубликованы фракцией «Оппозиционного блока» — «Организаторами террористической атаки 4 сентября и блокирования «Интера» 5-6 сентября являются руководство и члены партии «Народный фронт» Арсений Яценюк, Арсен Аваков и Александр Турчинов, а исполнителями — близкие помощники министра МВД. Это – Кива, бойцы гражданского корпуса «АЗОВ», «Святой Марии», часть радикалов Дмитрия Корчинского и Днепровского криминального авторитета Вадима Мизеры, а также руководитель «Киевспортклуба» Алексей Копишинский»[34]. Свою обеспокоенность данными событиями выразило и ОБСЕ[35].

По другой инсайдерской информации, распространяемой в депутатском корпусе, участие в вопросах блокирования «Интера» принимал бывший председатель СБУ Валерий Хорошковский путем привлечения на аутсорсе неустановленных бойцов военизированных формирований, которые участвовали в процессе совместно с бойцами гражданского корпуса «Азов» и криминальными группировками. Целью таких действий было давление на якобы «нерасчет за акции» бенефициаров телеканала «Интер» Левочкина и Фирташа.

В этих событиях нашло свое воплощение невыполнение украинским государством нескольких своих конституционных правовых обязательств относительно защиты прав личности: права человека на жизнь (ст. 27 Конституции Украины) и безопасность (ст. 3 Конституции Украины). Принимая во внимание профессиональную журналистскую деятельность мы имеем дело так же с нарушением ст. 34 Конституции Украины – право на свободу мысли, слова и свободного взглядов и убеждений. Кроме того, журналисты имеют право на особую защиту. Так, статьей 171 Уголовного кодекса Украины установлена ответственность за умышленное препятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Такие действия наказываются штрафом до 15 необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до 6 месяцев, или ограничением свободы на срок до 3 лет. Преследование журналиста за выполнение профессиональных обязанностей, за критику, осуществляемую должностным лицом или группой лиц по предварительному сговору, наказывается штрафом до 200 необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением свободы на срок до 5 лет, или лишением права занимать определенные должности на срок до 3 лет. Так же, ст. 17 Закона Украины «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов» установлена ответственность за посягательство на жизнь и здоровье журналиста, другие действия против него и ответственность журналиста за нанесенный им моральный (неимущественный) вред. Ответственность за совершение преступления против журналиста в связи с выполнением им профессиональных обязанностей или препятствование его служебной деятельности приравнивается к ответственности за совершение таких же действий против работника правоохранительного органа.

Также, имеет место невыполнение полицией своих прямых обязанностей проистекающих из профильного закона «Про национальную полицию» (2015 г.).

При этом, в случае «Интера» явно имеет место так же состав преступления по ст. 296 (хулиганство), ст. 258 (терроризм), ст. 171 (препятствование деятельности журналистов) Уголовного кодекса Украины, подпадающих под полномочия национальной полиции.

Давление на СМИ путем штрафов

Также ущемляют свободу слова и права журналистов в Украине принятые 1 ноября 2016 года ВРУ изменения в закон Украины «О телевидении и радиовещании»[36]. Данный закон предусматривает усиление полномочий Нацрады по телерадиовещанию, в частности, речь идет о ее праве штрафовать телеканалы и радиостанции на 25% лицензионного сбора, независимо от того, было ли им выдано предварительно предупреждение. Данный законопроект является явным наступлением на свободу слова предусмотренным в Конституции Украины и ее ограничением. Кроме того, и выступает в противоречие с самой практикой Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Так, в деле Торгеирсона Суд заявил, что хотя статьи, написанные журналистом, и содержали очень резкие выражения, тем не менее, это не может считаться чрезмерным, если принять во внимание их цель, а именно, призыв к реформированию полиции (Торгеирсон против Исландии, 1992). В деле Йерсилда, хотя интервью журналиста и содержало расистские высказывания, оно было передано в серьезной программе новостей, цель которой заключалась в информировании серьезной аудитории о событиях, происходящих внутри страны и за ее пределами (Йерсилд против Дании, 1994). В деле Далбана, журналиста, обвинившего политического деятеля в коррупции и разбазаривании государственных средств, Суд заявил, что «понятие «журналистская свобода» также позволяет прибегать к некоторому преувеличению и даже провокативности» (Далбан против Румынии, 1999). Более того, даже в отношении фактов Суд признал приемлемыми оправдания, приводящие в качестве аргумента добросовестность намерений, предоставляя тем самым прессе «право на ошибку» (Далбан против Румынии, 1999). Украинский же законодатель пытается такого права на ошибку журналистов лишить.

В рамках новой сессии Верховной Рады Украины, которая началась в сентябре 2016 г. предложен еще один законопроект вторгающийся в деятельность журналистов. Так, народным депутатом И. А. Лапиным 06.09.2016 предложен Проект Закона № 5086 о запрете пропаганды преступных организаций, самопровозглашенных на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей[37]. В рамках данного законопроекта предлагается запретить СМИ использовать в своей информационной публичной деятельности названия самопровозглашенных Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики (ст. 3). А нарушение норм данного законопроекта является условием прекращения деятельности СМИ и отзыва у него лицензии (ст. 5). Данные нормы являются с одной стороны брутальным примером введения цензуры и вмешательства в редакционную политику СМИ со стороны государственных органов, что нарушает как нормы Конституции и законов Украины, так обязательства в рамках членства в Совете Европы и участия в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) в контексте свободы слова. Кроме того, такое однозначное восприятие упоминания в СМИ названий «ДНР»/«ЛНР», как их «пропаганды» является явным преувеличениям и могут толковаться очень широко контролирующими органами.

Таким образом, в сфере обеспечения прав журналистов на свободу профессии можно констатировать значительное понижение уровня существующих стандартов. Украинские журналисты получают уголовное наказание за выражение своей гражданской позиции, их убивают, персональные данные иностранных журналистов открыто публикуются, отзываются разрешения на работу иностранных журналистов. Блокируется работа телеканалов. Все это прямо нарушает, права журналистов, как лиц, выполняющих функцию беспристрастного информирования общества о ситуации в стране, так и само право свободно выражать свое мнение, отличное от мнения власти.

 

 

Случаи нарушений паравоенными формированиями прав граждан на свободу выражения

Существование военизированных и полувоенизированных формирований типа «Азова», его гражданского корпуса, ОУН, Правого сектора и т.п. находящихся с одной стороны на финансировании олигархов, а с другой – частично инкорпорированны в силовые структуры государства («Азов», является частью Национальной Гвардии Украины), что вызывает целый ряд вопросов.

Идеология исповедуемая их руководством и ими самими является смесью правого национализма, расизма, ксенофобии, антисемитизма и откровенного фашизма. Чего стоят только заявления основателя «Азова», лидера Социал-национальной ассамблеи, а ныне народного депутата Украины А. Билецкого про историческую миссию украинской нации — «возглавить крестовый поход белой расы против возглавляемых семитами недочеловеков». Хотя руководство «Азова» всячески открещивается от подобных обвинений, но в марте 2015 г. пресс-секретарь «Азова» А. Дьяченко сделал заявление, что от 10% до 20% членов группы являются нацистами. Заявление о фашистских и неонацистских взглядах участников полка было сделано в Конгрессе США 10 июня 2015 года по инициативе конгрессменов Д. Коньерса и Т. Йохо. В результате Соединенные Штаты отказали Украине в предоставлении ПЗРК и тренировочной помощи полку.

Сам символ используемый на шевронах «Азова» является изображением Вольфсангель («волчьего крюка»), используемого в нацистской Германии, в частности на эмблеме 2-й танковой дивизии SS «Дас Райх» и используемой в современном неонацизме.

Соответственно и действия этих «патриотов Украины» отвечают их идеологии. Им абсолютно чужды любые демократические европейские ценности, будь то свобода слова, свобода собраний, толерантность, что они ярко проявляют во время участия в разгонах акций ЛГБТ-сообществ (Киев, Львов) или избиении своих идеологических и политических противников. Последними их массовыми акциями (2 тыс. участников) стали поход по Киеву с перекрытием дорог 20 мая и 14 октября 2016 г.

Организованные при полном попустительстве власти действия данных групп, часть из которых даже легализована государством и получила из его рук оружие, напоминает ситуацию в веймарской Германии конца 1920-х- начала 1930-х годов, когда, власть с помощью нацистских коричневорубашечников Гитлера из СА пыталась покончить с забастовочным движением, приведя в результате к власти режим Гитлера. О правдивости такого прогноза говорят слова Билецкого на марше 20 мая 2016 г.: «С нашими политиками нет никакого смысла говорить. Они знают только язык испуга. Если они будут видеть нас, если они будут знать: в случае попытки проведения таких предательских выборов, мы вынесем эту Раду и АП и найдем новых депутатов».

7 сентября 2016 года сотрудники Службы безопасности Украины провели обыск в г. Сумы в квартире Сергея Бобырева. При этом в процедуре были задействованы и представители парамилитарных формирований Правый сектор и иных (блокировали подъезд, прибывали в самой квартире с разрешения сотрудников СБУ). Данное событие нарушает ряд норм законодательства Украины. Во-первых, само существование парамилитарных формирований типа Правый сектор, не входящих в число законных вооруженных формирований в Украине незаконно (ст. 17 Конституции Украины). Во-вторых, сама процедура обыска регламентирована ст. 234-236 Уголовно-процессуального кодекса Украины, где указано, что участие в обыске могут принимать только лица упомянутые в постановлении суда. Если обыск проводят лица, не указанные в постановлении суда, тогда такие лица должны подтвердить свои полномочия – представить соответствующее поручение следователя или постановление прокурора о поручении расследования уголовного производства нескольким следователям или другой соответствующий процессуальный документ. Кроме того, само нахождение лиц не уполномоченных проводить обыск на территории чужой частной собственности без согласия ее владельца нарушает конституционное право на охрану частной собственности (ст.  41 Конституции Украины).

Паравоенные формирования в политической борьбе

По памяти зимы 2014 г. разного рода «активисты» продолжают совершать нападения и захваты государственных органов на местах. Последним таким примером стал захват Областной государственной администрации Черкасской области 1 декабря 2016 г.[38] Власть тут продолжает показывать свою полную беспомощность, переходящую в попустительство нападающим.

Препятствуют они и работе депутатов местных и областных советов от неподвластных партий, а также самому избирательному процессу. Например, 28 октября 2016 г. в Одессе было совершено нападение на депутата горсовета от Оппозиционного блока А. Еремицу[39], в Ананьевском районе Одесской обл. людьми в балаклавах был избит и брошен в мусорный бак депутата от Оппозиционного блока Н. Балана[40], 2 декабря 2016 г. неустановленной группой лиц было совершено нападение на избирком в г. Славянске во время которого были избиты глава и секретарь избиркома, а их офис разгромлен[41].

Как показывают результаты последних выборов их деятельность поддерживают от силы 2% населения, но их использование, в том числе в политической борьбе, пока дает перевес одной из сторон. В то же время такое заигрывание с крайне правой и расистской идеологией в результате может привести к плачевному концу как их патронов, так и все государство, и общество, которое берут в заложники, а отсутствующая надлежащая реакция со стороны государства усугубляет ситуацию.

Продолжаются попытки политических сил контролировать военные формирования, которые являются продолжением политических партий и общественных движений. Это безусловно угрожает государству Украина, его стабильности и территориальной целостности. При этом, украинская власть не предпринимает адекватных действий для контроля над ситуацией. Фактически на отдельных территориях, в зоне АТО, а также локально по территории размещения баз подготовки бойцов добровольческих батальонов выстраивается параллельная система власти и военного управления, способная при создании кризисных управленческих ситуаций осуществлять функцию государства и военного администрирования.

 

Проблемы в работе судебной системы

В июне 2016 года в Конституцию Украины в раздел «Правосудие», были внесены изменения, изменившие порядок назначения и снятия судей и частично саму систему судопроизводства. В соответствии с этими изменениями Верховная Рада Украины с 30 сентября 2016 г. теряла право назначать судей пожизненно, это право переходило к Высшему совету правосудия. В связи с этим спикер ВРУ А. Парубий 29 сентября 2016 г. провел внеочередное заседание ВРУ на котором на основании «нарушения присяги» поставил задачу уволить 32 судей, 19 из которых подозреваются в связи с принятием незаконных решений против участников Евромайдана в 2014 г. По многим из судей голосование происходило по несколько раз (по некоторым – до 15 раз)[42], на основании волюнтаристских решений спикера и в нарушение регламента ВРУ. В результате такой процедуры многократного «переголосования» для достижения нужного результата было уволено 29 судей. В этом случае со стороны спикера ВРУ А. Парубия был нарушен как Регламент ВРУ относительно процедуры голосования, так и оказано неприкрытое воздействие на всю судебную систему с целью ее запугивания и подчинения воле властей.

Другие высшие государственные чиновники Украины так же не гнушаются оказывать прямое влияние на деятельность судей. Так, в январе 2016 г. Министр Внутренних дел Украины А. Аваков заявил, что властям нужно провести радикальную реформу судов и заменить весь судейский корпус[43]. Не отстают от него и его подчиненные – в апреле 2016 г. Х. Деканоидзе назвала суды виновными в провале реформы полиции и призвала «общественность» не допустить «победы реваншизма»[44].

Широко известны факты давления на судей Конституционного Суда Украины во время рассмотрения ними дела за конституционным обращением 47 народных депутатов Украины касательно соответствия Конституции Украины отдельных частей Закона Украины «Об очищении власти» (люстрацию).

Новый премьер-министр В. Гройсман продолжил эту недобрую традицию откровенно вторгнувшись в сферу полномочий судебной власти поручив 28 апреля 2016 г. Министерству юстиции Украины провести проверку так называемых «неправомерных» решений судей, а информацию о них опубликовать[45]. Как прокомментировал это предложение член Консультативного совета при Генеральной прокуратуре Украины Ю. Спектор «Председатель правительства намекает на то, что министр юстиции будет объявлять фамилии нежелательных судей, называть их врагами народа, клеймить позором, вешать ярлыки, а затем революционные хунвэйбины из числа подконтрольных «активистов» будут устраивать публичную кампанию травли и запугивания конкретного судьи с целью достижения двух целей: проучить этого судью, заставить пересмотреть свое решение или принять какое-либо решение, и одновременно запугать остальных — мол, все видят, чем это грозит, если кто не с нами… Такие методы иначе как террористическими трудно назвать» — пишет эксперт[46].

Кроме того, по информации, которая требует подтверждения, кандидаты на должность судий должны проходить собеседование в Администрации Президента Украины.

Всем этим нарушаются конституционные нормы, посвящённые защите статуса судей: независимость и неприкосновенность судей гарантируются Конституцией и законами Украины. Влияние на судью в любой способ запрещается. Судья не может быть привлечен к ответственности за принятое им судебное решение, за исключением совершения преступления или дисциплинарного проступка. Государство обеспечивает личную безопасность судьи и членов его семьи (ст. 126). За неуважение к суду и судье виновные лица привлекаются к юридической ответственности (ст. 129).

Не отстают от органов власти и «гражданские активисты в балаклавах». Например, 22 октября 2015 г. под зданием Конституционного суда Украины собрались активисты общественного люстрационного комитета с требованием отстранения восьми судей Конституционного суда от слушания дела о люстрации и назначения других, а также наказания этих судей, так как в Генеральной прокуратуре уже есть доказательства их «злодеяний». Неоднократно на судей и членов их семей оказывалось давление.

Например, 22 января 2015 г. в Киеве неизвестный напал на судью Печерского районного суда Оксану Царевич; 26 декабря 2015 г. в Киеве на суде, где решался вопрос о доставке Геннадия Корбана, народный депутат Украины Андрей Денисенко бросил несколько бутылок с водой в судью; 1-2 июля 2016 г. во время рассмотрения в Апелляционном суде г. Киева дела комбата батальона «Айдар» В. Лихолита относительно уголовных преступлений совершенных им и его подчиненными в зоне АТО, сам суд и ул. Крещатик были заблокированы его подчиненными[47], подозреваемого в результате давления освободили на поруки группы народных депутатов[48], а Генеральный прокурор Луценко предложил выдать им фактически индульгенцию, освободив «военнослужащих, которые в военных условиях нарушали Уголовный кодекс, от ответственности»; 23 ноября 2016 г. в Киеве радикалы заблокировали здание Апелляционного суда, где рассматривается дело бойца Айдара В. Заверухи. По версии следствия, Заверуха вместе с Андреем Романюком, Евгением Кошелюком, Николаем Мнишенко и Данилой Сытниковым ограбили АЗС в Киеве и забрали из кассы около 800 грн. (им не хватало заплатить за аренду квартиры, а столь маленькая сумма получилась потому, что они устроили налет на заправку вскоре после инкассации).

Во время налета, одного из работников ранили в руку, два бойца полка специального назначения погибли во время преследования подозреваемых. Еще трое получили ранения.

Заверуха и большая часть ее группы воевали в зоне АТО в составе добробатов. Известны радикальными взглядами и любовью к нацистской атрибутике.

Кроме того, дела 23 убитых сотрудников МВД во время общественно-политических событий зимы 2014 г. не расследуются[52]. Для участников противостояния со стороны Майдана, в феврале 2014 г. вступил в силу закон «Об амнистии участников Евромайдана» по которому все они амнистированы, чем фактически поставлен правовой барьер на расследовании преступлений совершенных ими против сотрудников МВД, включая и их убийства. Прокуратура практически тайно расследует этот вид преступлений[53]. При этом происходит нарушение конституционного права их родных и близких на справедливый суд над убийцами. Хотя некоторые лица, официально заявляют, что убивали правоохранителей на Майдане из огнестрельного оружия, но к ним никаких санкций органы власти при этом не применяют. Таким образом, легализируется убийство сотрудников правоохранительных органов зимой 2014 года. Вместе с тем, со стороны международных организаций и Европейской комиссии соответствующей реакции не последовало. Оценка такому вопиющему подходу, нарушающему основные принципы прав человека, дана не была.

В продолжение темы, по данным Совета судей Украины некоторые судьи, не справившись с общественным давлением, покончили жизнь самоубийством, другие — потеряли старых родителей, которые не выдержали «общественного» осуждения[54]. При этом, государство, чьей непосредственной обязанностью является защита судей ни каких мер в этом направлении не принимает. На порочность такой практики неоднократно обращали внимание в своих публичных заявлениях органы судебной власти и судейского самоуправления[55].

Блокирование судебной системы

Отдельно можно упомянуть так же такую особенность украинской судебной системы как отсутствие судей в целом ряде районных судов и соответственно не функционирование этих 219 судов по всей Украине[56]. Судьи, которые были или ушли на пенсию или люстрированы, а набор новых на вакантные должности не осуществляется. При этом граждане Украины на соответствующих территориях лишаются права на справедливый суд, зафиксированного в конституции Украины (ст. 55) и ЕСПЛ (ст.  6).

Кроме того, летом 2016 года была попытка ввести в судебную систему Украины отдельный вид судов – антикоррупционные суды. В частности, законопроект президента П. Порошенко предусматривал создание в 2017 г. Высшего антикоррупционного суд[57]. К счастью депутатский корпус не поддержал эту новацию. Само по себе преступление «коррупции» четко подпадает в компетенцию уголовной юстиции и создание отдельного суда для данного вида преступлений видится абсолютно не логичным. В таком случае нужно создавать так же отдельные суды для всех иных видов уголовных преступлений: грабежа, разбоя, нанесения тяжких телесных повреждений, изнасилований и т.п.

Слабость антикоррупционных органов

Кроме того, в предыдущих мониторингах было обращено внимание, что в сложившейся в украинских реалиях практике антикоррупционные органы не являются самостоятельными и не выполняют функцию «борьбы с коррупцией» в понимании западной демократии. В процессе своего развития и становления они сами превращаются в политические проекты, паразитирующие на выборных слоганах борьбы с коррупцией, и сами руководители этих органов являются либо ставленниками, либо непосредственными участниками реализации таких политических проектов, а молодые руководители и работники таких органов в личных беседах не скрывают, что квинтессенцией деятельности по борьбе с коррупцией они видят как свое будущее депутатство на различных уровнях, так и перспективу жить на гранты, выделяемые европейскими партнерами. Также они не скрывают, что получают консультации на тему «правильности» либо «неправильности» проведения антикоррупционных расследований в посольствах стран, являющихся проводниками европейской интеграции Украины. По сути, это является вмешательством во внутренние дела суверенного государства и дает повод недоброжелателям украинской независимости говорить о тотальном внешнем управлении, в том числе с помощью борьбы с инакомыслием, за «единомнение» с привлечением правоохранительной системы, иностранных посольств, консультантов и отдельных политиков.

Таким образом, в судебной системе Украины в 2016 году прошли глобальные изменения, в частности, изменен соответствующий раздел Конституции. Но на качество правосудия в положительную сторону это не повлияло. Целый ряд судов не могут обеспечить реализацию прав граждан на справедливый суд ввиду отсутствия в них судей, непосредственно на судей из-за их гражданской позиции оказывается давление, разного рода паравоенные формирования оказывают влияние на ход судебных процессов, фактически освобождая своих «коллег». Власть не оказывает этому противодействия. Причем часто сами представители власти делают заявления подрывающие авторитет и доверие к судебной системе, оказывая при этом на нее давление и игнорируя независимость судов и неприкосновенность судей. Не расследуются убийства правоохранителей во время Майдана-2014, предлагается создание судов по отдельным видам преступлений, входящих в общеуголовную юрисдикцию.

 

Поднятие цен на коммунальные услуги

В начале 2016 года целым рядом решений органов государственной власти были подняты цены на газ, отопление и горячую воду для населения. Так, Национальная комиссия, осуществляющая госрегулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг, повысила тарифы на тепловую энергию и услуги центрального отопления на 75-90% с 1 июля 2016 года. Кроме того, с 1 июля 2016 года, в Украине почти в два раза выросли цены на горячую воду, а с 1 сентября 2016 года тарифы на электрическую энергию для населения выросли в среднем на 25%.

При этом, стоит подчеркнуть, что украинцы стали значительно меньше в этом году зарабатывать. Так, швейцарский Credit Suisse оценивает падение доходов украинцев на 19%. Об этом говорится в отчете Global Wealth Report.

По последним данным украинцы в среднем зарабатывают менее $200 долларов в месяц. При этом, этот показатель падает уже не первый год. С 1 января 2014 года минимальная зарплата упала почти в три раза — с $148,54 в месяц до $57,42. Это самый низкий показатель с 2005 года.

Данные действия властей, которые приводят к значительному и неподъемному для большинства населения росту коммунальных платежей противоречат конституционной норме про Украину – «социальное государство» и право «зарабатывать на жизнь работой» (ст. 43). Кроме того, Европейская социальная хартия (1996 г.) предусматривает «право на справедливое вознаграждение», суть которого состоит в обязательстве государства «признать право трудящихся на вознаграждение, обеспечивающее им и их семьям достойный уровень жизни» (ст. 4). Принимая во внимание среднюю заработную плату по Украине и минимальную заработную плату и пенсию, эти обязательства явно нарушены государством.

Представители власти при этом отметились своими циничными «советами» согражданам: Народный депутат от БПП О. Барна предложил украинцам отключать одну-две комнаты от отопления, если не хватает денег платить за высокие тарифы, вице-премьер Розенко посоветовал жителям сельской местности вовсе отказаться от газа.

Таким образом, за рассмотренный период можно констатировать частое, системное и грубое нарушение как конституционных норм, так и международных обязательств относительно социальных прав и свобод человека со стороны государственных органов Украины. Эти нарушения носят неприкрытый и циничный характер, отсутствует объективная реакция на замечания международных институций.

 

Подмена понятий в рамках борьбы с коррупцией

Директор Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) А. Сытник обратился 19 мая 2016 г. к Верховной Раде с призывом поддержать законодательную инициативу, которая позволит его ведомству автономное прослушивание. На данный момент, правом на вторжение в личную жизнь граждан путем прослушивания их личных разговоров владеет лишь ограниченный круг государственных органов: СБУ, МВД и ГПУ. Причем осуществлять такую деятельность они могут только по решению суда. Так же не обоснованы критерии, по которым в НАБУ будут решать, кого прослушивать. Согласно европейской практике, право на тайну переписки является фундаментальным, и как это разъяснил Европейский суд по правам человека, распространяется также и на телефонные разговоры. При этом, нарушаться оно может лишь в исключительных случаях. Эта же практика закреплена и в ст. 31 Конституции Украины. Поэтому, такое расширение списка органов наделенным правом вторжения в личную жизнь, навряд ли будет соответствовать европейским стандартам.

Также нужно отметить, что несмотря на наличие в Уголовном кодексе Украины ст. 163 касающейся нарушения тайны переписки и телефонных переговоров, а также статьи 359 предусматривающей санкции за незаконное приобретение, продажу и использование устройств для прослушивания, это не является препятствием к активному распространению этого вида преступлений и использованию «прослушек» как инструмента в коммерческих и политических целях.

Кроме того, представители НАБУ 16 марта 2016 г. провели обыск в приемной офиса народного депутата от группы «Воля народа» А. Онищенко. НАБУ обосновывали свои действия наличием судебного ордера на обыск помещений по конкретному юридическому адресу, где расположена также приемная народного депутат. Причем факт наличия соответствующей таблички на обыскиваемом помещении не отрицается.

Данные действия государственного органа прямо нарушают ст. 80 Конституции Украины, гарантирующую неприкосновенность народным депутатам. Как растолковал Конституционный суд Украины, «депутатская неприкосновенность является элементом статуса народного депутата Украины и конституционной гарантией, которая направлена на создание надлежащих условий для беспрепятственного и эффективного осуществления им депутатской деятельности (депутатских полномочий). Она не является личной привилегией, а имеет публично-правовой характер. Ее цель — не только обезопасить народного депутата Украины от незаконного вмешательства в его депутатскую деятельность, но и способствовать надлежащему функционированию парламента».

Кроме того, как отмечено, в специальном Законе Украины «Про статус народного депутата» (1992 г.), предусмотрена особая процедура получения права на обыск общественных приемных депутатов, вытекающую из особенностей статуса народного депутата – «Обыск, задержание народного депутата или осмотр личных вещей и багажа, транспорта, жилого или служебного помещения народного депутата, а также нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции и применение других мер, в соответствии с законом ограничивающих права и свободы народного депутата, допускаются лишь в случае, когда Верховной Радой Украины дано согласие на привлечение его к уголовной ответственности, если другими способами получить информацию невозможно» (ст. 27 п. 2).

Данная процедура была прямо нарушена, поскольку ни обращения от НАБУ в ВРУ, ни соответственно голосования по данному вопросу не проводилось. Только решение суда не дает права на обыск помещений народных депутатов, тем более, что НАБУ не отрицает факта нахождения там общественной приемной депутата.

Такие действия НАБУ с одной стороны свидетельствует об открытом попрании этим органом не только важных норм Конституции и законов Украины, но и той угрозы которую может нести деятельность данного органа для граждан Украины, а также использовании этого органа в политической борьбе, поскольку, например, никаких действий в отношении Президента Украины в связи с оффшорным скандалом НАБУ осуществлено не было.

Отдельно стоит подчеркнуть, что другой антикоррупционный орган – Национальное агентство по предупреждению коррупции всеми силами пытается расширить свои полномочия[61], хотя в его практике отсутствует методика проверок на предмет коррупции.

Одиозный законопроект о спецконфискации

6 сентября 2016 г. во время открытия новой сессии Верховной Рады Президент П. Порошенко в своем ежегодном обращении к парламентариям определил как одно из ключевых заданий депутатов на ближайшее время принятие закона о так называемой спецконфискации[62]. Уже два года как на счетах в украинских банках арестованы около 50 млрд грн. – в государственных “Ощадбанке”, “Укрэксимбанке”, а также «Укргазбанке». На этих счетах обременено имущество именно в денежных средствах (в основном в долларах США и в гривне) и меньшая часть — во внутренних облигациях в иностранной валюте.

Зачислить эти средства в бюджет страны сейчас практически нереально, поскольку юридически для этого необходимо окончательное решение суда о том, что Янукович и его соратники совершили преступления по тем или иным делам, в которых их подозревают правоохранительные органы.

Первой попыткой ввести специальную конфискацию на законодательном уровне был законопроект № 3025, зарегистрированный в сентябре 2015 г. Инициаторами стали члены команды экс-премьера А. Яценюка. Главным минусом предложенного ими варианта спецконфискации было то, что он был адресным – в него были вписаны конкретные фамилии – Януковича и лиц из его окружения. И поскольку это противоречит общепринятой норме как для механизма специальной конфискации, так и для юридической практики в целом, законопроект не был принят.

После этого, уже в начале 2016 г., были поданы еще два законопроекта из этой серии – сначала № 4057[63], и сразу после его отзыва – № 4811. При этом оба были фактически идентичными. Они были подвергнуты критике парламентскими комитетами и частью депутатов, и как результат – приняты не были. В июле 2016 г. законопроект № 4811 отозвали и зарегистрировали № 4890 – уже четвертый по счету. По факту законопроект мало чем отличался от предыдущих версий. Также в решении комитета по вопросам обеспечения правоохранительной деятельности указано, что этот законопроект (как и прежние варианты) получил отрицательное заключение Совета Европы.

Дальше эстафету перехватил Кабмин, и подготовкой нового законопроекта занялись в Минюсте. 14 сентября 2016 г. Кабинет Министров утвердил и направил в Верховную Раду новый проект закона о спецконфискации авторства заместителя министра юстиции А. Янчука — № 5142 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов»[64]. В проекте закона был предусмотрен механизм гражданской конфискации (в рамках гражданского процесса) – в международной практике известен как “Non-Conviction Based Asset Forfeiture”. Кстати, в предыдущем законопроекте № 4890 процесс взыскания необоснованных активов происходил в рамках уголовного производства. Институт гражданской конфискации предусматривает взыскания необоснованных активов в доход государства до окончания уголовного производства, в ходе которого и были обнаружены эти активы. Необоснованные активы подразумевают активы, правомерность происхождения которых не может быть доказана, а, следовательно, те, которые были получены незаконным или коррупционным путем.

Важное отличие от обычного механизма конфискации состоит в том, что в рамках гражданской конфискации взыскивается имущество, которое не имеет непосредственной связи с преступлением, в ходе расследования которого это имущество было обнаружено. Простой пример: сыну экс-президента Януковича Александру Януковичу было объявлено подозрение (одно из) в причастности к незаконному завладению резиденцией «Межигорье» его отцом. И согласно механизму гражданской конфискации, взысканию в бюджет подлежат все средства Александра Януковича, которые будут обнаружены в ходе расследования и законность происхождения которых он не сможет обосновать.

Также гражданская конфискация может осуществляться во время расследования только коррупционных уголовных преступлений (некоторые преступления против собственности, в сфере оборота наркотических средств, в сфере служебной деятельности, указанные в примечании к статье 45 Уголовного кодекса Украины). Кроме этого, гражданская конфискация будет применяться только к наличной и безналичной валюте, ценным бумагам и других платежным документам, а также банковским металлам и драгоценным камням. Их стоимость должна превышать одну тысячу расчетных уровней минимальной заработной платы (по состоянию на сегодня – 1,45 млн грн). То есть ни автомобили, ни особняки, ни другое движимое или недвижимое имущество конфискации подлежать не будут.

Для процесса гражданской конфискации активов требуется обращение с гражданским иском о взыскании необоснованных активов в суд со стороны исключительно Генерального прокурора (или и. о.) или заместителя Генпрокурора — руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры. В иске также должны быть изложены «обстоятельства, которые дают основания аргументированно считать, что владелец активов является их номинальным». Ответчик, в свою очередь, должен доказать правомерность получения активов, предоставив для этого соответствующие документы. Таким образом, в этой процедуре отношения соответствуют модели “истец — ответчик”, а не “прокурор – обвиняемый — подозреваемый”[65].

В то же время сам закон про спецконфискацию порождает несколько вопросов связанных с правами граждан. Во-первых, вводиться система, при которой лицо должно будет доказывать правомерность владения имуществом, а не государство – доказывать не правомерность такого владения. Во-вторых, подрывается сама священная основа современных социальных отношений – частная собственность, которая может быть конфискована не имея при этом непосредственной связи с преступлением. В-третьих, механизм конфискации неправомерно нажитого имущества уже существует в украинском уголовном законодательстве, а механизм гражданской конфискации является лишь более коротким по срокам и менее отягощённым формальностями. В-четвертых, гражданская конфискация может послужить способом давления и расправы над политическими оппонентами, на которых при этом достаточно лишь завести дело о коррупции, а потом конфисковать имущество в оперативном порядке.

Таким образом, сфера борьбы с коррупцией в Украине превращается в механизм сведения счетов с политическими и бизнес конкурентами, людей владеющих влиянием в силовых структурах путем широкого использования механизмов прослушивания. Активно пытаются провести противоправный механизм спецконфискации в этот – раз «гражданско-правовой», который переводит отношения неосужденных лиц с государством в плоскость доказывания ими правомерного владения своим имуществом. Причем подменяется уже существующий и действующий механизм уголовной конфискации по решению суда неправомерно нажитого, где именно сторона государства должна доказать неправомерность владения средствами.

 

Нарушение прав внутренне перемещенных лиц

Украина по итогам 2015 года вошла в список государств с самым большим количеством внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) по информации Центра мониторинга внутренних перемещений (IDMC) – 1,7 млн переселенцев.

В начале 2016 года вступил в силу Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усиления гарантий соблюдения прав и свобод внутренне перемещенных лиц», который был призван значительно улучшить ситуацию в данной сфере.

Тем не менее, социальное и правовое обеспечение ВПЛ в Украине остается в крайне сложной ситуации. Перемещенные лица сталкиваются с тотальной бюрократией, а также игнорированием их конституционных прав и свобод.

В начале года ряд общественных организаций заявил о массовых нарушениях прав переселенцев из-за распространения среди подразделений социальной защиты населения (УТСЗН) Министерством социальной политики прямого указания относительно неисполнения требований Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц».

Уже весной 2016 года, в результате нарушения сроков продления действия справок ВПЛ местными управлениями Государственной миграционной службы (ГМС), возникла критическая ситуация, когда переселенцы не могли вовремя получить положенные им социальные выплаты. Так, для получения справки о взятии на учет внутренне перемещенного лица такое лицо обращается с заявлением в управление социальной защиты населения по месту жительства. При выдаче справки должностное лицо информирует внутренне перемещенное лицо об обязанности сообщить в течение 10 дней территориальному подразделению Государственной миграционной службы о фактическом месте проживания, а также об изменении фактического места жительства или возвращения к фактическому месту жительства.

Территориальное подразделение ГМС в трехдневный срок после сообщения внутренне перемещенным лицом о фактическом месте проживания проводит проверку приведенных в справке соответствующих сведений, проставляет в случае подтверждения таких сведений на обратной стороне справки отметку о регистрации места проживания лиц, указанных в справке, и ежедневно подает в электронной форме уполномоченному органу соответствующую информацию. Справка не действительна без проставления на ее обратной стороне указанной отметки.

Территориальное подразделение ГМС отказываются проставлять на справках, выданных перемещенным лицам управлением социальной защиты населения о постановке на учет, штампа о фактическом месте проживания этих лиц. Мотивируя тем, что 13 января 2016 г. вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления гарантий соблюдения прав и свобод внутренне перемещенных лиц».

Представители власти признали, что необходимо срочно исправить данную ситуацию и найти тот механизм, который в кратчайшие сроки упростит процедуру учета внутренне перемещенных лиц, однако процесс продвигается с большими трудностями.

На государственном уровне активно проводится политика возможности обеспечения граждан Украины социальными выплатами только на подконтрольной территории. Граждане Украины, которые не по своей воле оказались на территории, контролируемой незаконными организациями «ДНР» и «ЛНР», оказываются отрезанными от поддержки государства.

Тотальная бюрократия, которая значительно усложняет жизнь ВПЛ, прослеживается во многих мелочах. В частности, с 1 июля 2016 г. выплата пенсий внутренне перемещенным лицам будет осуществляться только через отделения “Ощадбанка”. Так, все граждане, которые обслуживались в других банках, обслуживались в почтовых отделениях, должны будут перейти на обслуживание в “Ощадбанке”.

До сих пор не создан единый реестр внутренне перемещенных лиц. Министерство социальной политики только разрабатывает реестр, который планируется запустить уже в сентябре.

Можно констатировать институциональную проблему работы с ВПЛ. Так, как заявил заместитель министра по вопросам оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Г. Тука, ведомство практически не существует — сотрудниками Министерства являются три человека — министр и два его заместителя.

Сам статус временно перемещенных лиц проверяется дважды в год. Этим фактически нарушается принцип равенства граждан, предусмотренный в конституции (ст. 24). В рамках контроля их пребывания в местах временного проживания органами власти вывешиваются объявления со списками таких граждан, для контроля их проживания. Этим нарушается право на приватность таких лиц.

Таким образом, социальное обеспечение и правовые гарантии внутренне перемещенным лицам находятся в крайне плачевном состоянии и сталкиваются с отсутствием властей действительно оперативно и качественно исправить ситуацию. Тотальная бюрократизация процесса, а также отсутствие реальных действий власти приводят к значительному падению уровня жизни ВПЛ и возможности их скорой социализации.

 

Нарушение прав заключенных

По сообщениям Международной правозащитной организации Amnesty International в Украине существуют тайные тюрьмы СБУ как минимум находящиеся в Харькове, Мариуполе, Краматорске и Изюме, из которых в преддверии визита делегации подкомитета ООН по предупреждению пыток 29 августа 2016 г. было освобождено 13 человек[66].

Нарушением украинского законодательства является сам факт наличия у СБУ «своих» тюрем. Украина отчиталась перед Советом Европы о закрытии СИЗО СБУ еще в 2003 г.[67], поскольку, согласно международным обязательствам нашего государства, в Украине могут существовать следственные изоляторы исключительно под эгидой Минюста – в рамках системы Государственной пенитенциарной службы.

Во-вторых применение к лицам содержащимся в таких тюрьмах пыток является нарушением национального законодательства (ст. 28 Конституции Украины), императивной нормы международного права характера ergo omnes, а также норм целого ряда международных конвенций универсального (Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.)) и регионального характера (Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (1987 г.)), ст. 3 Европейской конвенции про защиту прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) (1950 г.)) стороной которых является Украина.

В-третьих, нарушением является содержание таких лиц без суда в тюрьме, чем нарушается ст. 29 (право на свободу и личную неприкосновенности), ст. 55 (защиту прав в суде) и ст. 64 (недопустимость ограничения конституционных прав человека) Конституции Украины, ст. 5-6 ЕКПЧ  (право на свободу и личную неприкосновенности и право на справедливый суд), ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) (никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей).

При этом украинское правосудие по какой-то непонятной причине отпускает 11 октября 2016 г. из тюрьмы на свободу одного из основателей «ЛНР», которая в 2014 г. была охарактеризованна в Украине как террористическая организация – Сергея Корсунского[68], – но в то же время продолжает содержать в СИЗО харьковчанина Ю. Апухтина – ведущего антимайданных митингов в марте-апреле 2014 г.[69]

Ярким примером системности проблем в данной сфере является ситуация с посещением Генеральным прокурором Украины Юрием Луценко Райковской исправительной колонии №73 в Житомирской области без предварительного предупреждения. «Ужас. 500 осужденных. В бане нет воды. Еду готовят прямо в цехе, где рубят дрова. В штрафном изоляторе нет стекла в окнах, тоже нет воды. В медпункте почти нет лекарств. Стоимость дня в комнате свиданий — 700 грн. Доступ к телефонной связи не организован»,– написал Генпрокурор на своей странице в сети Facebook.[70] Сколько еще таких исправительных учреждений находится в Украине остается риторическим вопросом?

Отдельным вопросом является обмен одних граждан Украины на других в рамках процедуры «освобождения заложников» в которой активно задействованы президент П. Порошенко[71] и глава СБУ И. Грицак[72]. Наиболее вопиющим был случай обмена с Россией 14 июня 2016 г. Г. Афанасьев и Ю. Солошенко на одесситов обвиняемых в сепаратизме Елену Глищинскую и Валерия Диденко, из которых первая к тому же была беременна на поздних сроках во время обмена[73]. Эти действа являются грубейшим нарушением украинской Конституции, запрещающей изгнание или выдачу другой стране граждан Украины (ст. 25). Кроме того, фактически пропагандируется отсутствие равенства граждан Украины, провозглашённое в ст. 21 Конституции Украины.

Аналогичная информации содержалась в 14 из серии докладов, подготовленных Миссией ООН по мониторингу соблюдения прав человека в Украине охватывающем период с 16 февраля по 15 мая 2016 г. В частности, отмечено, что «Агентство по правам человека получило сообщения о случаях насильственных исчезновений, произвольных и тайных содержаний под стражей, пыток и жестокого обращения со стороны украинских правоохранительных органов. Среди них было более 20 случаев произвольного задержания и жестокого обращения… Многие из этих случаев касаются содержания под стражей без связи с внешним миром в неофициальных тюрьмах, где пытки и жестокое обращение постоянно используются в качестве средства для получения признаний или информации, или чтобы запугать или наказать жертву».

В контексте данного вопроса стоит отметить особую роль Украинской Православной Церкви. Так, известны неоднократные примеры помощи УПЦ в обмене пленными. Между УПЦ и специальными службами в данном направлении налажен диалог. Так, в ноябре 2016 года Председатель СБУ Василий Грицак и представители Всеукраинского совета церквей обсудили возможности освобождения украинских пленных в среду во время выездного заседания в Краматорске. Как было констатировано экспертами, участие УПЦ имеет крайне перспективные тенденции.

Таким образом, за отчетный период был выявлен целый ряд нарушений в сфере прав заключённых, такие как пытки, наличие «секретных тюрем», обмен граждан Украины на других граждан Украины. Международные организации обращают внимание на произвольные задержания и жестокое обращение.

 

Нарушение права на труд

3 сентября 2016 года СМИ Украины распространили информацию про отстранение от работы и начало процедуры увольнения сестер Ковальчук, которые преподавали в Педагогическом университете Драгоманова в Киеве. Поводом для увольнения стали их заявления в социальных сетях, охарактеризованные, как «сепаратистские».

В данном случае мы имеем дело с целым букетом нарушений целого ряда норм законодательства. В первую очередь, личная гражданская позиция гражданина Украины не является поводом для ограничения его права на труд. Во-вторых, увольнение с работы возможно только при соблюдении целого ряда норм трудового законодательства. В-третьих, если член преподавательского коллектива работал по контракту, то его разрыв одной из сторон возможен на основе лишь четко прописанных в нем и законодательстве условий. Сам по себе факт, что определенные фразы лица рассматриваются, как «сепаратизм», не является поводом для увольнения и вообще сам факт такого их понимания должен быть доказан проведением соответствующей экспертизы. Более того, само выражение своих мыслей лицом в социальной сети должно рассматриваться как возможность реализации им свободы слова закреплённой в Конституции Украины и целом ряде международно-правовых актов стороной которых Украина является и соответственно должна соблюдать.

Таким образом, в Украине в 2016 г. имели место случаи неправомерного ограничения права на труд исходя из политических симпатий и антипатий лица.

Осложнение ситуации с рынком труда и занятости в Украине связано как с жесткой незаконной позицией Российской Федерации по закрытию рынка для украинских товаров, прежде всего машиностроительного комплекса и сельхозпереработки, так и тем, что квоты на продукцию сельского хозяйства, поставляемого в Европу, которые существуют после подписания договора «О свободной торговле с Европейским Союзом» (и даже с изменениями и увеличениями, принятыми в последнее время), не отвечают возможностям украинского экспорта в Европу.

Так, после подписания договора «О свободной торговле с ЕС» Украина потеряла 33% экспорта в Европу и больше 68% экспорта в Россию и страны СНГ. В таких условиях, казалось бы очевидным, спасением могло бы быть на ряду с работой по сертификации украинской продукции в Европе, переговорам по увеличению квот, а также разработка программы по загрузке отечественной промышленности с привлечением прежде всего государственных монополий, таких как НАК «Нефтегаз», НАЭК «Энергоатом», ПАО «Укрзализныця».

Тем не менее, по мнению украинских экспертов, руководители НАК «Нефтегаз» украинским правительством не управляются. При любой ситуации, связанной с осознанными и правильными поручениями правительства, руководители НАК бегут в западные посольства, включая схему протекционизма и лоббирования иностранных дипломатов. В частности, существует конспирологическая версия, что руководство НАК «Нефтегаз» поставлено с целью уничтожить украинское машиностроение, занимающееся созданием газоперекачивающих станций и оборудования для ПАО «Укртрансгаз» и ПАО «Укргаздобыча», сдать в концессию либо в управление консорциум из западных компаний ПАО «Укртрансгаз», а поскольку данная компания нуждается в серьезной модернизации, навязать ей технический кредит вместо оплаты, концессии либо аренды в виде оборудования (газоперекачивающих станций) западного производства, которое по цене в 2 раза дороже отечественных аналогов.

Подтверждением этому является отмена тендеров, объявленных и проведенных через систему «ProZorro» на 3 газоперекачивающих станции. Условная мотивация – теоретические последствия возможного строительства «Южного потока», которое ставит на грань выживания 6 предприятий машиностроительного комплекса: ПАО «Сумское НПО», ГП НПКГ «Заря»-«Машпроект», ПАО «Днепроспецсталь», ООО «Укргазпромбуд», ПАО «ЭМСС», ООО «Сентравис» и прочие.

Это лишь один из примеров, живо обсуждаемых украинским обществом, когда под лозунгами «интеграции в Европу» фактически возможен факт уничтожения украинского машиностроительного комплекса (и украинской промышленности в целом) конкурентами с последующим захватом рынка, последствиями которого безусловно станет потеря рабочих мест и других социальных проблем.

Такой же актуальной и обсуждаемой проблемой является давление структурой Еврокомиссии по экспорту леса кругляка. Так, президент Украины Петр Порошенко в ходе саммита Украина-ЕС в Брюсселе сообщил, что намерен инициировать отмену моратория на экспорт необработанной древесины. Об этом сообщил президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер[74]. Однако, годом ранее было принято волевое решение о введении моратория из-за того, что в лесах Карпат и Полесья происходит самовольная, беспрерывная, незаконная вырубка лесов, наносящая значительные экономические и экологические убытки украинскому государству. Немалую долю законно и незаконно вырубленного леса продавали на Запад.


Выводы

Таким образом, за отчетный период 2016 года мы можем отметить нарушения целого ряда конституционных прав граждан и международных обязательств Украины. Органы государственной власти Украины, чьей задачей является обеспечение и защита прав граждан находятся в глубоком институциональном кризисе.

Многие чиновники высших категорий не осознают объема ответственности, который на них ложится, позволяя себе расистские заявления, нарушая процедур принятия законов и назначения на должности. На высокие должности назначаются случайные люди без опыта соответствующей работы.

Власть не исполняет международные обязательства Украины. Все это происходит, не смотря на то, что согласно Конституции Украины «человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность признаются в Украине наивысшей социальной ценностью… Государство отвечает перед человеком за свою деятельность. Утверждение и обеспечение прав и свобод человека является главной обязанностью государства» (ст. 3).

В сфере люстрации за 2016 год украинская власть не приняла мер по имплементации в Закон «Об очищении власти» европейских норм на чем настаивала Венецианская комиссия с целью привести его в соответствие с европейскими стандартами прав человека. Тысячи граждан Украины ,уволенные в рамках люстрации не могут добиться в судах общей юрисдикции справедливости, поскольку эти суды не принимают решения ожидая вердикта Конституционного суда относительно конституционности Закона «Об очищении власти».

Ситуация усложняется тем, что представители украинской власти при написании законопроектов в качестве технической помощи привлекают юристов, которые не обладают соответствующей компетенцией или опытом европейской практики и не способны эффективно имплементировать европейские стандарты, на что указывается в заключении Венецианской комиссии.

Соответственно, положение украинских властей более чем деликатное, но является логическим продолжением практики жонглирования евроинтеграционными лозунгами о ценностях демократии без желания и политической воли применять их на практике. Минюст в такой схеме превращается в карательный орган: происходит ужесточение норм законодательства, которое идет в разрез с принятыми в области прав человека стандартами.

В сфере межконфессиональных отношений, отношений государства и религиозных организаций и обеспечения прав верующих нужно отметить негативные тенденции вмешательства власти в церковную жизнь под лозунгом «создания единой поместной церкви», хотя Конституция Украины и провозглашает отделение церкви от государства (ст. 35).

Кроме того, имеет место целенаправленная борьба ряда религиозных организаций с поддержкой ряда депутатов и паравоенных формирований против наибольшей религиозной общины Украины – Украинской православной церкви (УПЦ). Имеют место, особенно на Западной Украине, захваты ее приходов, избиения верующих и служителей церкви. Предложены несколько законопроектов (№ 4128 от 23.02.2016 и №4511 от 22.04.2016 г.) узаконивающих церковное рейдерство и дискриминацию религиозных организаций, нарушающих конституционные нормы, наделенных оценочными и субъективными подходами и в случае своего принятия могущие привести к очевидному нарушению прав верующих и религиозных организаций, а конкретнее – УПЦ.

В сфере права на свободу слова и свободное получение информации (ст. 34 Конституции Украины), а также права журналистов на профессию ситуация в 2016 году еще более ухудшилась по отношению к 2015 году. Имеет место целенаправленная государственная политика, направленная на ограничения доступа населению Украины к иным точкам зрения кроме официальных. Не смотря на наличие значительного процента русскоязычного и этнически русского населения в Украине происходит зачистка всего культурного и информационного пространства Украины от чего-либо связанного с Россией или русским языком (ТВ контент, книги), не смотря на столетние связи между народами, и существующие личные и семейные связи людей. Последним актом в этом направлении стал запрет на ввоз книг из России. Этим нарушается среди всего прочего ст. 10 Конституции Украины прямо гарантирующая свободное развитие, использование и защиту русского языка.

Украинские журналисты получают уголовное наказание за выражение своей гражданской позиции (дело Коцабы), их убивают, персональные данные иностранных журналистов открыто публикуются, отзываются разрешения на работу иностранных журналистов (дело Шустера). Блокируется работа телеканалов (дело Интера). Все это прямо нарушает, права журналистов, как лиц, выполняющих функцию беспристрастного информирования общества о ситуации в стране, так и само право свободно выражать свое мнение, отличное от мнения власти и нормы законодательства Украины (ст. 171 Уголовного кодекса Украины).

Продолжаются попытки политических сил контролировать военные формирования, которые являются продолжением политических партий и общественных движений. Это безусловно угрожает государству Украина, его стабильности и территориальной целостности. При этом, украинская власть не предпринимает адекватных действий для контроля над ситуацией, хотя Конституция Украины разрешает только существование законных вооруженных формирований (ст. 17). Фактически на отдельных территориях, в зоне АТО, а также локально по территории размещения баз подготовки бойцов добровольческих батальонов выстраивается параллельная система власти и военного управления, способная при создании кризисных управленческих ситуаций осуществлять функцию государства и военного администрирования.

В судебной системе Украины в 2016 году прошли глобальные изменения, в частности, изменен соответствующий раздел Конституции. Но на качество правосудия в положительную сторону это не повлияло. Целый ряд судов не могут обеспечить реализацию прав граждан на справедливый суд (ст. 129 Конституции Украины) ввиду отсутствия в них судей, непосредственно на судей из-за их гражданской позиции оказывается давление, разного рода паравоенные формирования оказывают влияние на ход судебных процессов, фактически освобождая своих «коллег». Власть не оказывает этому противодействия. Причем часто сами представители власти делают заявления, подрывающие авторитет и доверие к судебной системе, оказывая при этом на нее давление и игнорируя независимость судов и неприкосновенность судей. Не расследуются убийства правоохранителей, совершенные во время Майдана-2014, предлагается создание судов по отдельным видам преступлений, входящих в общеуголовную юрисдикцию.

В сфере борьбы с коррупцией в Украине происходит явная подмена понятий и она превращается в механизм сведения счетов с политическими и бизнес конкурентами людей, владеющих влиянием в силовых структурах путем широкого использования механизмов прослушивания. Причем, даже номинальная борьба с коррупцией и государственное строительство в приоритетах власти находятся выше прав человека, что противоречит европейским нормам и стандартам. Сейчас активно пытаются провести противоправный механизм спецконфискации в этот – раз «гражданско-правовой», который переводит отношения неосужденных лиц с государством в плоскость доказывания ими правомерного владения своим имуществом. Причем подменяется уже существующий и действующий механизм уголовной конфискации по решению суда неправомерно нажитого, где именно сторона государства должна доказать неправомерность владения средствами.

За отчетный период международными правозащитными организациями был выявлен целый ряд нарушений в сфере прав заключенных, такие как пытки, наличие «секретных тюрем», обмен граждан Украины на других граждан Украины. Обращают внимание на произвольные задержания и жестокое обращение с задержанными.

Имеет место резкое снижение социальных стандартов жизни населения Украины, не смотря на провозглашенную социальную направленность государства (ст. 1 Конституции). В течении трех прошедших лет имеет место ежеквартальное поднятие цен на разного рода коммунальные услуги, которое ставит существенное количество населения за черту выживания. Государство принимает минимум мер чтобы как-то исправить существующую ситуацию.

В Украине в 2016 году имели место случаи неправомерного ограничения права на труд исходя из политических симпатий и антипатий лица.

В свою очередь социальное обеспечение и правовые гарантии 1 млн. внутренне перемещенных лиц находятся в крайне плачевном состоянии и сталкиваются с отсутствием властей действительно оперативно и качественно исправить ситуацию. Тотальная бюрократизация процесса, а также отсутствие реальных действий власти приводят к значительному падению уровня жизни ВПЛ и возможности их скорой социализации.

[1] http://korrespondent.net/ukraine/events/3777868-nyschuk-zaiavyl-ob-otsutstvyy-henetyky-na-donbasse

[2] https://lenta.ru/news/2016/11/23/kalynchuk/

[3] http://kvedomosti.com/753090-pyat-policeyskih-pogibli-iz-za-perestrelki-mezhdu-gso-i-kord-pod-kievom.html

[4] http://www.eca.europa.eu/Lists/ECADocuments/INSR16_32/INSR_UKRAINE_EN.pdf

[5] http://www.eurointegration.com.ua/navigator/

[6] http://www.venice.coe.int/webforms/documents/?pdf=CDL-AD%25282014%2529044-e

[7] http://forbiddentoforbid.org.ua/ru/v-venecianskoj-komissii-ozhidajut-dorabotannyj-zakon-ob-ochishhenii-vlasti/

[8] http://forbiddentoforbid.org.ua/ru/venecianskaya-komissiya-minyust-s-dekab/

[9] http://religions.unian.ua/orthodoxy/1300788-v-upts-rozpovili-chomu-zaklikayut-narodnih-deputativ-ne-pidtrimuvati-zakonoproekt-4128.html

[10] http://news.church.ua/2016/06/27/predstaviteli-upc-obsudili-s-glavoj-rovenskoj-oga-situaciyu-s-zaxvatom-xrama-v-dulibax/?lang=ru

[11] http://www.protiktor.com/app/download/6478874763/NGO+report+on+violations+of+the+rights+and+freedoms+of+religious+organizations+in+Western+Ukraine+2016.pdf?t=1455019112

[12] https://politeka.net/188763-edinaya-pomestnaya-tserkov-v-ukraine-agressiya-rossii-dala-shans-avtokefalii/

[13] http://forbiddentoforbid.org.ua/ru/bolshinstvo-ukraincev-ne-nuzhdayutsya-v/

[14] http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/159-19

[15] http://kp.ua/culture/536807-poroshenko-podpysal-zakon-o-zaprete-transliatsyy-rossyiskykh-fylmov

[16] http://www.segodnya.ua/politics/laws/v-rade-trebuyut-otmenit-skandalnyy-zakon-o-zaprete-rossiyskih-filmov-on-byl-prinyat-s-narusheniyami-590454.html

[17] http://www.segodnya.ua/politics/laws/v-rade-trebuyut-otmenit-skandalnyy-zakon-o-zaprete-rossiyskih-filmov-on-byl-prinyat-s-narusheniyami-590454.html

[18] http://mgukraine.com/ru/press-center/news/view/153—otkrytoje-pisymo-media-gruppa-ukraina-po-zakonoprojektam-kasajushhihsya-svobody-slova-v-ukraine

[19] http://mgukraine.com/ru/press-center/news/view/153—otkrytoje-pisymo-media-gruppa-ukraina-po-zakonoprojektam-kasajushhihsya-svobody-slova-v-ukraine

[20] http://195.78.68.90/af727229/docs/d8a97436/Proet_Zakonu.pdf

[21] http://kp.ua/politics/525900-zhenu-vytse-premera-kyrylenko-obvynyly-v-plahyate-doktorskoi-dyssertatsyy

[22] http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/2%20(I)

[23] http://www.5.ua/suspilstvo/hromadski-aktyvisty-nazvaly-top20-vorohiv-presy-116274.html

[24] https://freedomhouse.org/report/freedom-net/2016/ukraine#a3-violations

[25] http://versii.com/news/338472/

[26] http://interfax.com.ua/news/press-release/304601.html

[27] https://golospravdy.com/francuzskij-mer-gluxova-tereshhenko-napal-na-redakciyu-gazety-narodnaya-tribuna/

[28] https://su.npu.gov.ua/uk/publish/article/203926

[29] https://www.facebook.com/savikshusterstudio/photos/a.900142390055424.1073741825.195368337199503/1188310037905323/?type=3&theater

[30] http://news.liga.net/news/capital/11789531-v_kieve_ot_vzryva_v_avto_pogib_zhurnalist_pavel_sheremet_khronika.htm

[31] http://strana.ua/news/24373-sledili-li-lyudi-avakova-za-sheremetom-nakanune-ego-gibeli.html

[32]http://podrobnosti.ua/2092185-podrobnosti-razoblachili-psevdo-volonterov-blokirovavshih-telekanal-inter.html

[33] http://kievvlast.com.ua/text/podzhog_intera-_ataka_na_telekanal_ne_prekratilas43180.html

[34] http://opposition.org.ua/pro-nezakonni-di-spryamovani-proti-telekanalu-nter.html.

[35] http://strana.ua/news/2385-https-www-rbc-ua-rus-news-obse-obespokoeny-bezopasnostyu-zhurnalistov-1456398849-html.html

[36] http://zakon2.rada.gov.ua/laws/show/1715-19

[37] http://forbiddentoforbid.org.ua/ru/pismo-poslam-stran-g20-2/#_ftn11

[38] http://nk.org.ua/politika/v-cherkassah-zahvatili-zdanie-oga-80392

[39] http://dumskaya.net/news/v-odesse-neizvestnye-napali-na-deputata-ot-oppob-064362/

[40] http://news.bigmir.net/ukraine/1034933-V-Odesskoj-oblasti-deputata-ot-Oppobloka-brosili-v-musorku

[41] http://donbass.comments.ua/news/126344-vibori-nikolaevke-nochyu-proizoshlo.html

[42] http://112.ua/statji/hoteli-sohranit-nuzhnyh-i-podstavit-parubiya-kak-deputaty-igrali-s-sudyami-342555.html

[43] http://blogs.pravda.com.ua/authors/avakov/568aa1dfbfc1c/

[44] http://gordonua.com/news/politics/dekanoidze-nacpoliciya-budet-borotsya-s-sudami-vosstanavlivayushchimi-ne-proshedshih-attestaciyu-milicionerov-129100.html

[45] http://begemot.media/news/naslazhdaemsya-zhiznyu/

[46] http://ua.racurs.ua/news/70558-iniciatyva-groysmana-schodo-naglyadu-za-sudamy-superechyt-konstytuciyi

[47] http://korrespondent.net/ukraine/3707302-storonnyky-kombata-aidara-perekryly-kreschatyk

[48] http://korrespondent.net/city/kiev/3707567-kombata-aidara-otpustyly-na-poruky-deputatam

[49] http://censor.net.ua/news/395792/nujno_osvobodit_ot_otvetstvennosti_boyitsov_kotorye_v_voennyh_usloviyah_narushali_ugolovnyyi_kodeks

[50] http://korrespondent.net/ukraine/3778236-radykaly-zablokyrovaly-sud-yz-za-vyty-zaverukhy

[51]

[52] http://news.liga.net/news/politics/1823646-vo_vremya_ma1dana_pogibli_17_silovikov_vsk.htm

[53] http://reporter.vesti-ukr.com/tolkovo/30363-gpu-ishet-teh-kto-strelyal-v-berkut-na-majdane.html

[54] http://yur-gazeta.com/interview/naslidki-ogulnih-zvinuvachen-yaki-zvidusil-lunayut-u-bik-suddiv-e-nepopravnimi—v-simonenko.html

[55] http://www.scourt.gov.ua/clients/vsu/vsu.nsf/%2528documents%2529/D7A5937AEECB4430C2257F320023FC1C?OpenDocument&year=2016&month=01&;%2520http://rsu.court.gov.ua/archive/220174/

[56] http://vkksu.gov.ua/ua/oblik-posad-suddiw/spisok-sudiw-w-iakich-kilkist-suddiw-shtcho-nie-zdijsniuiut-prawosuddia-u-zwiazku-iz-zakintchienniam-piatiritchnogo-stroku-pownowazien-dosiagnienniam-suddieiu-65-ritchnogo-wiku-ta-z-nieskladienniam-prisiagi-suddi-skladae-50-i-bilshie-widsotkiw-stanom-na-1/

[57] http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?pf3511=59259

[58] http://glavcom.ua/news/379708.html

[59] http://index.minfin.com.ua/index/average/

[60] http://ukranews.com/publication/1499-10-let-vpustuyu-mynymalnaya-zarplata-v-ukrayne-upala-pochty-vtroe-do-urovnya-2006-goda

[61] http://odnako.su/news/politics/-528971-antikorrupcionnyj-prokuror-prosit-radu-dat-novye-polnomochiya-nabu/

[62] http://bykvu.com/home/bukvy/46353.html

[63] http://bykvu.com/home/bukvy/28162.html

[64] http://bykvu.com/home/bukvy/43271.html

[65] http://bykvu.com/home/mysli/46480.html

[66] http://strana.ua/articles/analysis/29312-tajnyh-plennikov-sbu-osvobozhdayut-pered-vizitom-oon.html

[67] http://www.unian.ua/politics/97518-nina-karpachova-verhovna-radi-mae-ostatochno-pozbaviti-sbu-funktsiji-slidstva.html

[68] http://www.segodnya.ua/regions/donetsk/sud-otpustil-iz-pod-strazhi-otca-lnr-759356.html

[69] http://nahnews.org/233981-v-xarkove-sudili-aktivista-apuxtina-za-prizyvy-k-federalizacii/

[70] https://humanrights.org.ua/ru/material/lucenko_zhahnuvsja_vid_vipravnoji_koloniji_na_zhitomirshhini

[71] http://ua.korrespondent.net/ukraine/politics/3733820-poroshenko-zustrivsia-z-simiamy-ukraintsiv-yaki-perebuvauit-v-poloni

[72] http://www.newsru.ua/arch/ukraine/05dec2016/zaruchnyky.html

[73] http://ukranews.com/news/434609-afanaseva-y-soloshenko-obmenyaly-na-odesskykh-separatystov

[74] http://zn.ua/ECONOMICS/poroshenko-poobeschal-lideram-es-otmenit-zapret-na-eksport-lesa-kruglyaka-231224_.html

 

 

 

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone