В ВСУ объяснили требования ЕСПЧ к мотивировке судебных решений

Конвенция о защите прав человека и основополагающих свобод требует, чтобы суды мотивировали свои выводы. Впрочем ЕСПЧ подчеркивает, что мотивация — это не детальное объяснение каждого аргумента, а оценка обстоятельств конкретного дела.

Об этом сегодня во время VII Международного форума по гражданскому праву в своем докладе рассказал председатель Верховного Суда Украины Ярослав Романюк, передает «Закон и Бизнес».

Согласно устоявшейся практике ЕСПЧ, в решениях судов должны быть соответствующим образом изложены мотивы, которые лежат в основе этих решений. При этом ЕСПЧ выделяет несколько целей мотивирования судебных решений: продемонстрировать и доказать прежде всего сторонам, что суд действительно услышал их позиции, а не проигнорировал их; предоставить сторонам возможность решить вопрос о целесообразности его обжалования и обеспечения эффективного апелляционного пересмотра дела; общественный контроль за правосудием.

Статья 6 Конвенции гарантирует лицу право на справедливый суд. Однако эта статья не закрепляет каких-либо правил допустимости доказательств или правил их оценки, поэтому эти вопросы регулируются прежде всего национальным правом и принадлежат к компетенции национальных судов.

Однако такая свобода национальных судов в сфере оценки доказательств, аргументации и мотивировки судебных решений не должна восприниматься как разрешение для суда обращаться с доводами произвольно и по собственному усмотрению и без приведения соответствующих мотивов определять, заслуживает любой довод стороны конфликта того, чтобы быть отдельно прокоментованим в судебном решении. Наоборот, такая дискреция обязывает суд в каждом конкретном деле чрезвычайно тщательно подходить к оценке всех без исключения доказательств и доводов как раз для того, чтобы определить из них те, что обязательно требуют особого внимания и наведения в решении соответствующих аргументов «за» или «против» их принятия.

Как правило, Европейский суд оценивает степень мотивированности решения национального суда с точки зрения наличия в нем достаточных аргументов относительно принятия или отказа в принятии тех доказательств и доводов, которые, по мнению ЕСПЧ, являются важными, то есть такими, которые были сформулированы заявителем ясно и четко и, как минимум, могли повлиять на результат рассмотрения дела.

«Ни один суд не может применить правовую норму, не истолковав ее, а толкования нормативно-правого акта в конкретном деле не может быть оторвано от ее фактических обстоятельств. Следовательно, так или иначе, но результат толкования судом правовой нормы всегда выражается в аргументации судебного решения, в том, как именно судья, который действует от имени суда, оценил правоотношения, вытекающие из конкретных обстоятельств, которую он избрал правовую норму для разрешения отдельного спора и как именно он, этот судья, считает правильным применить определенную норму. Соответственно и содержание судебного решения, и стиль его написания и применяемые в решении грамматические конструкции преимущественно будут иметь определенные «индивидуальные», если можно так выразиться, черты и признаки, характерные для отдельного судьи», — отметил председатель ВСУ.

По его мнению, свобода аргументации и наличие индивидуальных признаков в судебном решении не угрожает справедливости судопроизводства. Наоборот, это можно считать выразителем заложенных в процессуальном законе принципов непосредственности судебного разбирательства и оценки судом доказательств по внутреннему убеждению с приведением соответствующих результатов в решении.

«Конечно, судебное решение – это процессуальный документ, который заканчивает рассмотрение дела судом. Оно должно соответствовать формальным требованиям, изложенным в процессуальном законе, содержать определенные правовые выводы. Да и без специальной юридической терминологии в решении обойтись не возможно. Наряду с юридической грамотностью, надо стремиться к тому, чтобы аргументация любого решения была логичной и понятной широкому кругу лиц, несмотря на наличие специальных терминов. Суд обязан определить и указать в решении такие аргументы, которые убедили бы не только стороны в конкретном деле, но и общество в целом в том, что правосудие действительно произошло», — отметил Я.Романюк.

С полным текстом доклада можно ознакомиться здесь.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone