Для противодействия «люстрационному» закону судья использовал нормы того же документа

Перед Высшим советом юстиции был поставлен вопрос о соответствии обращений Министерства юстиции относительно нарушений судьями требований несовместимости нормам закона. Таким образом, судьи продолжают искать аргументы, которые убедят коллегиальный орган не применять к ним «люстрационный» закон. Но результатов эта тактика пока еще не приносит.

Объяснения, которые не работают

Во время заседания 14 января ВР продолжила рассмотрение обращений Минюста о нарушении судьями требований относительно несовместимости. Как известно, закон «Об очищении власти» предусматривает, что лица, которые в течение хотя бы 12 месяцев в период с 2010-го по 2014 входили в состав ВСЮ или Высшей квалификационной комиссии судей, не могут занимать судейские должности в течение 10 лет.

Первым, кто почувствовал на себе действие «люстрационных» норм, стал бывший глава Высшего хозяйственного суда Виктор Татьков, которого коллегиальный орган потребовал освободить конце 2015 года. Правда, парламент соответствующее представление еще не рассмотрел.

На прошлом же заседании Совет решал, открывать ли производство по другому судье ВХС — Александру Удовиченко, который в «люстрационный период» занимал должность заместителя председателя ВСЮ.

Из рассмотрения «дела В.Татькова» в целом можно было понять, какие основные аргументы может привести судья в свою защиту. В частности, ключевые доводы сводились к тому, что требования несовместимости не могут быть обратными во времени. К тому же никто не может отвечать за деяния, которые на время их совершения не признавались правонарушением.

Более подробно эти аргументы освещены в обращениях, ожидающих своей очереди в Конституционном Суде. В то же время, как показала практика, повторять доводы в зале заседаний ВСЮ смысла нет.

Закон имеет значение

Возможно, понимая бесперспективность такой позиции, А.Удовиченко решил акцентировать внимание на других аргументах и ​​попытался продемонстрировать, что «люстрационному» закону не соответствует само обращение Минюста.

В переданных коллегиальному органу письменных пояснениях судья обратил внимание на ч.2 ст.1 закона. Согласно этому положению «очищение власти (люстрация) осуществляется с целью недопущения к участию в управлении государственными делами лиц, которые своими решениями, действиями или бездействием осуществляли мероприятия (или способствовали их совершению), направленные на узурпацию власти президента Виктора Януковича, подрыв основ национальной безопасности и обороны Украины или противоправное нарушение прав и свобод человека».

Далее в этой же части отмечается, что очищение власти основывается на принципах верховенства права и законности, открытости, прозрачности и публичности, презумпции невиновности и индивидуальной ответственности.

Эти положения, подчеркивал в своих объяснениях А.Удовиченко, являются нормой закона, которая должна применяться наравне с другими его положениями.

Важность этих норм подчеркивала и Венецианская комиссия, которая в промежуточном выводе указывала, что люстрационные процессы должны происходить в соответствии с ключевыми критериями, в частности доказанности вины и презумпции невиновности. При этом международные эксперты подчеркивали, что нормы ч.2 ст.1 закона соответствуют европейским принципам … в отличие от документа в целом.

Так же необходимость соблюдения гарантий подчеркивала и Парламентская ассамблея Совета Европы в своей резолюции «О мерах по ликвидации наследия бывших коммунистических тоталитарных систем», подготовленной еще в 1996 в ПАСЕ обращали внимание на то, что люстрационные меры должны соответствовать следующим критериям: в каждом отдельном случае должна быть доведена вина и применяться презумпция невиновности. Таким образом, никто не может быть подвергнут санкциям исключительно на основании членства в любой организации, которая была правомерной в период своей деятельности.

В ожидании аргументов

В своих объяснениях А.Удовиченко подчеркивал, что «при исполнении обязанностей профессионального судьи и члена ВСЮ своими решениями, действиями или бездействием не совершал и не способствовал осуществлению мер, направленных на узурпацию власти Януковичем, подрыв основ национальной безопасности и обороны Украины или противоправное нарушение прав и свобод человека». В свою очередь, подчеркнул он, Минюст в своем заключении никакого противоположного утверждения не привел, а потому «обращение министерства является необоснованным из-за несоответствия упомянутым положениям закона «Об очищении власти».

Наверное, с точки зрения А.Удовиченко, ведомство должно учесть принцип презумпции невиновности и предоставить доказательства того, что судья способствовал узурпации власти, или подрывал основы обороноспособности страны. Однако там ограничились лишь фактом пребывания законника в составе ВСЮ.

Не прозвучало аргументов относительно нарушений со стороны А.Удовиченко и от членов Совета. Обосновать основания индивидуальной ответственности они пытались, когда рассматривали материалы по В.Татькову. Однако тогда все свелось к общим фразам типа «общеизвестности коррупционных действий». Возможно, именно поэтому в этот раз в коллегиальном органе собственного мнения по поводу обращения Минюста не высказывали.

Зато А.Удовиченко обратил внимание и на некоторые другие нарушения при подготовке заявления. В частности, она не подписана министром юстиции, хотя, как отмечал судья, это требование закона. Кроме этого, он отметил, что обращение было подано с нарушением 10-дневного срока. «Соблюдение сроков является принципиально важным с точки зрения обеспечения правовой определенности и гарантий знание своих прав и обязанностей», — убежден А.Удовиченко. К тому же, отметил он, это имеет значение с точки зрения обеспечения гарантий независимости судей, после прохождения люстрационных проверок должны быть уверены, что за несколько месяцев, а то и лет к ним не будут применяться санкции.

Однако эти объяснения члены Совета также оставили без публичных комментариев: обсуждение происходило за закрытыми дверями. После выхода из совещательной комнаты они объявили об открытии производства по этим материалам. Аргументы же представителям коллегиального органа, возможно, придется озвучить уже при рассмотрении самого производства.

 

Источник: Закон и Бизнес

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone