Для кого опасны групповые иски и сколько на них зарабатывают адвокаты

В этом году в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект, допускающий подачу коллективных исков. Этот институт появился в Англии, получил наибольшее развитие в США, но сегодня набирает обороты по всему миру. Причем, как пишет право.ру, претензии заявителей могут довести крупные компании до банкротства.

Рассказывает «Закон и Бизнес».

От возникновения до возрождения

Институт групповых исков как инструмент для защиты прав широкого круга лиц перед экономически более сильной стороной крайне положительно зарекомендовал себя в странах общего права, где он и зародился. Даже те, кто далек от юриспруденции, наслышаны о «громких» делах в США, когда большая группа людей обращалась с коллективным иском к крупным корпорациям. О популярности подобных исков свидетельствует и тот факт, что им посвящены книги и фильмы.

Первые разбирательства, напоминающие собой групповые иски, появились в Англии в XIII веке. Тогда жители поселений договаривались о «коллективном разбирательстве» в отношении, например, феодалов-землевладельцев. К XVIII веку исторически сложилось, что возможности для коллективных исков в Англии иссякли. Этому способствовали общие настроения в пользу крупных бизнес-объединений, фактический паралич судов общей юрисдикции в период войн и то, что возможность рассмотрения таких споров была сосредоточена только в одном суде.

Зато институт получил свое развитие в другой стране. В 1833 году в США было принято так называемое Equity Rule 48 для «представительских тяжб», предписывающее, как надо действовать, если в суд направлено слишком много однотипных дел. Именно оно легло в основу современного законодательства по такого рода искам.

Коллективные иски стали особенно распространенными с 1950-х годов. Их популярность выросла на фоне роста борьбы за гражданские права и защиту окружающей среды. Именно в США институт оказался самым популярным и востребованным. В числе ответчиков оказывался, как правило, крупный бизнес: потребители, ставшие жертвой тех или иных действий корпораций, объединялись и делили судебные издержки.

Разбирательства оказались существенной угрозой для крупного бизнеса. Корпорации, которые становятся ответчиками, предпочитают договариваться без суда, потому что иначе по американским законам компании придется заплатить убытки в кратном размере. Так, производитель сигарет Philip Morris, который довел дело до суда, в итоге вынужден был оплатить $79,5 млн. Штраф оказался почти в 100 раз выше установленной судом компенсации.

Споры на грани банкротства

Рассвет института приходится на США. Там даже стали менять законодательство, чтобы защитить компании от миллиардных претензий, которые нередко доводят их до банкротства.

В конце 2018 года к энергетической компании Pacific Gas & Electric (крупнейшая в Калифорнии) подали коллективный иск. Причиной стали масштабные пожары в штате. Компания, по мнению заявителей, виновна в том, что не обесточила в одном из районов сети, несмотря на неблагоприятные погодные условия. Это могло стать причиной возгорания. Сейчас компания оказалась на грани банкротства. В сентябре стало известно, что она готовит план по выходу из кризиса с учетом того, что инвесторы вложат в нее $14 млрд. Вопрос об урегулировании требований по иску пока остается открытым .

В американской действительности банкам тоже приходилось непросто: Visa, MasterCard и несколько кредитных организаций (JPMorgan Chase, Bank of America и Citigroup) выплатили ретейлерам по коллективному иску более $6,2 млрд. Иск рассматривали почти 10 лет, заявителей не устроило то, что банки и платежные системы завышали комиссии, если платежи проводились по банковским картам.

Другая распространенная категория исков приходится на рынок ценных бумаг: в ситуации, когда в результате решений руководства компаний уменьшается стоимость их акций, акционеры могут объединяться и подавать в суд, как это происходит за рубежом. Так, в США за последние два года число подобных споров выросло вдвое.

Немало потребительских исков к автоконцернам. В 2017 году был подан коллективный иск к Tesla. Покупатели автомобиля жаловались на автопилот, который работал некорректно. В итоге компания согласилась выплатить $5 млн, чтобы урегулировать разбирательство.

Показательной в плане работы института стала история адвоката Уильяма Лерака, который на коллективных исках заработал состояние в $900 млн. Он в составе юрфирмы получил с энергетической компании Enron компенсацию в размере $7,12 млрд. Это стало одной из причин краха компании.

«Целью этих исков было получить компенсацию для жертв финансового беззакония. Если оставить ложную скромность, то я горжусь своей работой. Со временем эти иски стали своего рода профилактикой, а мне много раз говорили, что благодаря этим «лекциям» крупные менеджеры вели себя немножко лучше», — рассказал У.Лерак после освобождения из тюрьмы.

Осужден он был за определенные махинации в ходе процессов. Например, члены юрфирмы покупали ценные бумаги компании, чтобы стать истцами по групповому иску к ней.

Прибыльный бизнес

Всего в США за первые 10 лет XXI века за счет групповых исков по ценным бумагам юркомпании заработали около $16 млрд. В итоге в США в 2005 году приняли закон Class Action Fairness Act. Теперь в Америке можно подать иск только группой истцов не менее 100 человек, а сумма требований должна начинаться от $5 млн США таким образом притормозили число коллективных исков, в то время как весь остальной мир их «распробовал».

Евросоюз только пытается «распробовать» коллективные иски. Первыми новый институт ввели в 1994 году Нидерланды, за ней — Португалия. Также групповые иски можно подавать в Испании, Германии, Дании и Болгарии. А в 2012-м Еврокомиссия начала консультации по выработке правил коллективных исков для стран ЕС.

В странах с развитым регулированием групповых исков судебное финансирование играет одну из важнейших ролей в таких процессах. Например, в Австралии в 2017 году почти половина подобных исков, поданных в Федеральный суд Австралии, профинансирована внешними инвесторами. А в США существуют крайне успешные правовые инвесторы,  специализирующиеся исключительно на рынке B2C, работе с массовыми требованиями физических лиц, в том числе через инструментарий class action.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone