ЕСПЧ назвал 4 признака политического преследования оппозиции

ЕСПЧ по делу «Рашад Хасанов и другие против Азербайджана» пришел к выводу о нарушении ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 18 (Пределы использования ограничений прав) Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Как сообщил «ECHR.Ukrainian Aspect», активисты были арестованы по обвинению во владении наркотиками и коктейлями Молотов, передает «ЗиБ». Также их обвинили в планировании подстрекательства к насилию и беспорядкам. Активисты безуспешно подали апелляции против решений о содержании под стражей. Также они утверждали о политически мотивированных обвинениях.

Суд в Страсбурге установил по крайней мере четыре (достаточных) признака политического преследования заявителей, как представителей оппозиции:

1. Поспешные публичные заявления чиновников с оценкой (квалификации) событий, которые расследуются правоохранительными органами. ЕСПЧ обратил внимание, что уже на следующий день после задержания активистов, Генеральной прокуратурой было сделано публичное заявление, которое, в частности, содержало утверждение о том, что «недавно некоторыми радикальными деструктивными силами были сделаны незаконные попытки подорвать общественно-политическую стабильность, установленную в стране». В этом заявлении, по мнению судей Евросуда, прослеживается нацеленность правоохранительных органов на общественную организацию, а именно попытки с самого начала уголовного производства, начатого в связи с выявлением наркотических веществ и двадцати двух коктейлей Молотова в квартирах двух заявителей, установить связь с деятельностью этой организации.

2. Фактическая дискредитация (недоказуемая публичная оценка деятельности) оппозиционной организации. За несколько дней до задержания активистов представители органов прокуратуры без каких-либо оснований и доказательств описывали деятельность общественной организации как незаконную. В связи с этим Суд отметил, что органы прокуратуры намерены изобразить организацию и ее членов как «разрушительные силы» и организацию, которая осуществляет «незаконную деятельность», ссылаясь исключительно на тот факт, что было обнаружено наркотические вещества и коктейли Молотова в квартирах двух ее членов. Однако материалы дела не демонстрируют, что органы прокуратуры имеют объективную информацию, которая вызвала подозрение относительно общественной организации и членов ее правления на момент подачи этих утверждений.

3. Унижение значения и фактическое отношение к оппозиции. Представители государства заявляли в ЕСПЧ о том, что задержанные лица не были лидерами оппозиции, потому уголовное производство не было политически мотивированным. Впрочем, судьи в Страсбурге как бесспорный признали факт, что заявители были активистами и членами правления общественной организации, которая была одним из самых активных молодежных движений в стране и стояла за многими протестами против правительства. К тому же в ЕСПЧ обратили внимание на сроки открытия уголовного производства против заявителей после проведения серии демонстраций против правительства, в которой члены организации принимали активное участие.

4. Особое отношение к расследованию. Суд отметил, что доводы представителя правительства о том, что заявители были арестованы и находились под стражей исключительно с целью расследования уголовных преступлений, которые, как утверждается были совершены ими, противоречит особому отношению правоохранительных органов к этому делу. Так, несмотря на то, что в соответствии с национальным законодательством расследования начатого ​​уголовного дела должно было проводиться полицией, в этом деле расследование проводилось Департаментом по тяжким преступлениям Генеральной прокуратуры с привлечением Министерства национальной безопасности.

Совокупность вышеуказанных фактов и обстоятельств вместе с последними отчетами международных правозащитных организаций по подавлению гражданского общества в стране, по мнению ЕСПЧ, достаточно указывает на то, что фактической целью обжалованных мероприятий было принуждение заявителей молчать и наказание за их активную социальную и политическую деятельность и деятельность в общественной организации .

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone