«Кина не будет», или «Это, как его…Волюнтаризм!»

18 февраля Государственное агентство по вопросам кино, выполняя взятые повышенные соцобязательства, выдало «на гора» очередной «чёрный спискок» и запретило показ 18 фильмов и одного сериала, в котором снялись российские актеры Сергей Безруков, Федор Бондарчук, Иосиф Пригожин и Олега Газманов.

Инициатива регулятора была весьма своевременной, поскольку запрет «Джентельменов удачи», «Мастера и Маргариты», «Сталинграда» и «В июне 41-го» волновал миллионы украинских трудящихся, претворяющих в жизнь планы МВФ, точно так же, как волнуют их сейчас конкретные сроки отставки Яценюка и ожидаемое после этого снижение цен на тарифы, хлеб, гречку, водку, сигареты,  лекарства, туалетную бумагу и памперсы.

В целом, Минкульт и Госкино, в отличие от отстающих Кабмина, Минфина и НБУ, успешно перевыполняет намеченные планы. Сегодня наложен запрет на показ 423 фильмов и сериалов. В советско-российских бандах живых и мёртвых киноактёров выявлены сотни агентов кремлёвского влияния.

 

Кино как пристрастие диктаторов

Когда братья Люмьер в переполненных парижских кафешантанах крутили ошарашенной публике свои первые «живые картинки», им и в голову не могло прийти, что их невинное изобретение станет объектом пристального внимания диктаторов всех мастей и оттенков.

Идеолог и практик диктатуры пролетариата Ульянов-Ленин рассудил, что в первом фильме синематографа паровоз, как поётся в известной революционной песне, летит в правильном направлении. Потому Ильич оставил для грядущих поколений революционеров, реформаторов, диктаторов и вождей майданов свой завет о том, что из всех искусств для них важнейшим является кино. Правда, сам он панически боялся империалистического сглаза и избегал киносъёмок. Немые фильмы со своим участием в главной роли трудящимся показывать запретил. Потому немая документальная лениниана пошла в клубный прокат уже после смерти вождя.

«Отец народов» И.В. Сталин контроль за производством и прокатом идеологически «правильного», «нужного» и «поучительного» кино считал едва ли не самой главной обязанностью на посту Генсека. «Светлый путь» в советские кинозалы каждой художественной картины начинался непременно с кремлёвского кинозала. При этом, в отличие от сегодняшних украинских правопреемников тирана, товарищ Сталин чётко разграничивал личности актёров и созданные ими художественные образы. Говорят, что вождь испытывал неприязнь к актрисе Людмиле Целиковской за чрезмерную живость её характера. Но фильмы «Беспокойное хозяйство», «Близнецы» и «Повесть о настоящем человеке» с её участием в свет всё-таки выпустил: какие могут быть личные амбиции, если «хорошее кино» и образы «правильных героев» должны понравиться миллионам советских трудящихся?

Если говорить о наших временах, то в КНДР прокат «нужных и полезных» корейскому народу кинофильмов возможен только после их одобрения «партией и государством». Покойный вождь Ким Чер Ин, подражая во многом «товарищу Сталину», тоже обожал предпросмотр фильмов в личном кинозале. Решение о их прокате, естественно, принимал на своё личное усмотрение. Поговаривают, что Великий Руководитель Кореи с большим удовольствием просматривал по несколько раз киноленты с участием Мела Гибсона. Но в широкий прокат эти фильмы не попали, дабы не развращать широкие массы корейских трудящихся картинами жизни разлагающегося Запада.

Настойчиво пытается копировать диктаторские цензорские замашки в РФ  непрошибаемый, как ледокол «Ленин», «Владимир Вольфович». В конце прошлого года лидер ЛДПР эмоционально предлагал Думе запретить всю кинопродукцию стран, которые ввели антироссийские санкции. Но тамошние диктаторы, видимо, вспомнив бессмертную фразу Балбеса «Это, как его…Волюнтаризм!», небрежно кинутую в «Кавказской пленнице», на «симметричную» инициатиу не повелись, и потому в России вражеские фильмы крутят «на всю ивановскую», включая фильмы Грузии и Украины.

Конечно, в том или ином виде запрет и цензура кино существует и у наших западных, демократических партнёров. Там этим увлекательным делом занимаются специально созданные из весьма компетентных в вопросах права и искусства людей комитеты и комиссии. Цензоры в своей работе руководствуются не политической и революционной целесообразностью, а Всеобщей декларацией прав человека и прочими хартиями и конвенциями, регламентирующими гражданские, социальные и политические права всего цивилизованного человечества. Причём коллегиальное цензурное вето на конкретную картину налагается после её пристрастного изучения в целом, а также выборочного многократного просмотра и обсуждения всех сцен сомнительного содержания. Отдельные сцены или фильмы не рекомендуются к просмотру, если они содержат эпизоды с детализацией убийств, истязаний, насилия, половых извращений и прочих излишеств, которые противоречат нормам морали и общепринятого поведения в обществе.  Соответствующие заключение на каждый фильм, а если надо – и сцену,  выписывается несколько дней на листах так 20-50-ти и доводится до широкой общественности. С печатями и подписями. Или как говорил Лёлик в кинокомедии Гайдая: « Опись, протокол, сдал, принял, отпечатки пальцев!»

 

Полный правовой «нигилец»

С 4 июня 2015 года , после 25 лет бездействия предыдущих «злочинних» режимов запрет и цензура кино наконец-то появились и в нашей независимой Украине. В этот исторический для украинского народа, да и всего прогрессивного человечества, день вступил в силу закон о запрете российских фильмов.

Документ вводит новую статью 15-1 в закон о кино, которая запрещает распространение и демонстрирование фильмов, содержащих популяризацию органов государства-агрессора (такой статус имеет только Россия) и советских органов госбезопасности (ВЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ и т.д.). Запрет действует в отношении таких фильмов вне зависимости от страны производства, снятых с 1 августа 1991 года.

Одновременно вводится запрет трансляции любых фильмов, снятых физическими и юридическими лицами государства-агрессора после 1 января 2014 года.

Позже Минкульт со всей присущей ему компетентностью разъяснил, какие российские фильмы попали под запрет. Прежде всего, это касается тех лент, которые популяризируют «органы государства-агрессора или СССР». Популяризация органов государства-агрессора или СССР определена ни много, нимало, как наличие их сотрудников среди положительных героев или как показ деятельности таких органов в положительном свете. Правда, указать критерии «правильного» определения положительного цвета света и положительных качеств героев, культурное ведомство посчитало излишним.

Кроме того, под запрет попадают фильмы, в которых прямо или косвенно ставится под сомнение территориальная целостность Украины, оправдывается оккупация Крыма или Донбасса, показывается превосходство россиян над украинцами.

В законе о телевидении и радиовещании отдельно прописан запрет фильмов с участием актеров, музыкантов, авторов сценария, режиссеров, продюсеров, попавших в специальный перечень лиц, которые создают угрозу национальной безопасности. Перечень должен публиковаться на сайте Минкульта. Форма перечня и субъекты подписи сего важного документа отдельно не оговорены. Лишь указано, что список готовится на основании «представлений СНБО, СБУ и  Нацсовета по телевидению и радиовещанию». Коллективное творчество, так сказать. Потому узнать, кто и за что конкретно запретил того или иного враждебного деятеля культуры–дело бесполезное. Это ведь вам не занудный Запад с его дотошностью, тут требуется принципиально новый-революционный, подход!

Не подлежит никакому сомнению, что определять для себя страну-агрессора или страну-оккупанта, а также способы и методы нейтрализации информационного влияния такой страны – это суверенное право Украины. Весь вопрос в том, что в XXI веке государство, которое называет себя цивилизованным, демократическим и ориентированным на европейские ценности, даже в условиях «кризисных времён», как говорят в Европе, в порядках и правилах запрета и цензуры кино, как бы обязано, если не руководствоваться европейским и мировым опытом, а также конституционными  правами человека, то хотя бы придерживаться логики и процедуры элементарного здравого смысла.

К сожалению, ничего из вышеперечисленного в особенностях национальной цензуры кино мы не найдём.

Ещё 3 февраля 2015 года, когда идея запрета кино только ещё витала в воздухе, три президента Украины – Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко – выступили за сохранение гласности в Украине и предостерегали народных депутатов от принятия законопроектов, ограничивающих свободу слова.

«Мы предостерегаем украинский парламент от необдуманных шагов. Отход от европейского пути развития, на который стала Украина, угрожает потерей демократических основ, и резким разворотом в сторону диктатуры, тоталитаризма, от которого наша страна вдоволь натерпелась. Лучшим ответом Украины на чужую пропаганду может стать не скалькированный российский закон и псевдосоветская цензура, а лишь честная, открытая и демократическая позиция, которая базируется на гласности и свободе слова»,говорилось в открытом письме экс-президентов.

«…мы не разделяем административных методов влияния на отечественные СМИ, потому что это не принесет успехов. Более того, демократический мир не воспримет наступление власти на свободу слова в Украине, которая избрала европейский путь развития, задекларировала преданность европейским ценностям», – подчеркнули президенты.

Днём раньше «Медиа Группа Украина» обратилась с «Открытым письмом» к руководству страны, Главе представительства ЕС в Украине, Послу США в Украине и Послам стран ЕС в Украине. В документе отечественные медийщики акцентировали особое внимание на том, что «данные законопроекты (вначале их было три-авт.) противоречат как нормам международного права, так и общепринятым европейским стандартам. Они ставят под угрозу независимость деятельности СМИ».

Далее авторы открытого письма подробно перечислили конкретные нормы международного права, которые нарушает Украина, принимая решение о запрете российских кинофильмов и артистов:

«Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ», — говорится в 19-ой статье Всеобщей декларации прав человека.

В 10-ой статье Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека) также сказано, что «каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ.

Еще в 2001 году Парламентская Ассамблея Совета Европы в 7-ом пункте своей Рекомендации № 1513 «Выполнение обязанностей и обязательств, взятых Украиной при вступлении в Организацию» указала на то, что «только уважение к правам человека, плюралистическая демократия и верховенство закона, особенно путем надлежащих правовых процедур, настоящая свобода прессы, слова и собраний без страха перед репрессиями — в сочетании с серьезным политическим диалогом — смогут способствовать выходу Украины из политического кризиса.

Государства-члены не должны ограничивать доступ граждан к информации в кризисные времена и выходить за пределы ограничений, предусмотренных в статье 10 Европейской конвенции по правам человека и разъясненных в практике Европейского суда по правам человека», — сказано в 17-ом пункте Рекомендаций Комитета министров Совета Европы «О защите свободы слова и информации в кризисные времена». Кроме этого, в 21-ом пункте упомянутых выше Рекомендаций говорится, что «государства-члены должны неустанно стремиться поддерживать благоприятную среду, соответствующую стандартам Совета Европы, для обеспечения функционирования независимых и профессиональных СМИ, и это особенно касается кризисных ситуаций». В 27-ом пункте Рекомендаций также указывается, что «государственные органы, организации СМИ, национальные или международные государственные и негосударственные организации должны стараться обеспечивать в кризисные времена защиту свободы слова и информации путем диалога и сотрудничества». Соответствующие конвенции были ратифицированы Украиной в знак приверженности международным правовым стандартам».

Довольно резкое и нелицеприятное для инициаторов запрета (нардепов Княжицкого М.Л. (НФ) и Денисенко В.И. (БПП)) заключение дали и юристы Аппарата ВР: «…окремі запропоновані новели, як вбачається із запропонованої редакції проекту, не узгоджуються із Конституцією України.

Зокрема:

  1. Проектом пропонується законодавчий механізм адміністративно-господарської відповідальності за певні протиправні дії, який не відповідає приписам статей 1, 8, 19, пункту 22 статті 92 Конституції України, відповідно до яких Україна визначена правовою державою, органи влади мають діяти у спосіб визначений законом, а засади цивільно-правової відповідальності; діяння, які є злочинами, адміністративними або дисциплінарними правопорушеннями, та відповідальність за них визначаються виключно законами України.
  2. Відповідно до статті 17 Конституції України забезпечення інформаційної безпеки України є однією з найважливіших функцій держави. При цьому права і свободи людини та їх гарантії визначають зміст і спрямованість діяльності держави (стаття 3 Конституції України).

Відповідно до статті 34 Конституції України за якою здійснення особою прав вільно збирати, зберігати, використовувати і поширювати інформацію усно, письмово або в інший спосіб  може бути обмежене законом. Тобто лише за певних обставин і стосовно невизначеного кола осіб. Встановлення будь-яких обмежень прав чи свобод окремої особи може здійснюватися лише судом в якості покарання або за певних обставин, визначених законом (наприклад, ухилення від виконання певних обов’язків).

Запропонований проектом механізм, за яким за звичайних умов пропонується встановлювати обмеження конституційного права громадян на поширення інформації шляхом її трансляції за рішенням органів виконавчої влади не узгоджується із конституційною моделлю захисту і гарантування прав і свобод громадян. Зокрема, це стосується Переліку осіб, які створюють загрозу національній безпеці, що складатиме центральний орган виконавчої влади, що забезпечує формування державної політики у сферах культури та мистецтв, на підставі звернень Ради національної безпеки і оборони України, Служби безпеки України, Національної ради України з питань телебачення і радіомовлення. (нові частини шоста і сьома статті 15 Закону України «Про кінематографію»).

Натомість, окремі обмеження прав і свобод із зазначенням строку дії цих обмежень можуть встановлюватися в умовах воєнного або надзвичайного стану (стаття 64 Конституції України)».

Казалось, что после таких убедительных и убийственных для военно-революционного нововведения аргументов наши народные избранники должны были бы серьёзно задуматься и «почухати макітри» вместе с «оселедцями», прежде, чем жать на кнопки. Да и «из-за бугра», неистово ратующие борцы за свободу слова, торжество демократии и прав человека во всём мире как бы были обязаны хоть ради приличия «неньці» пальцем пригрозить: мол, траншей , кредитов, «летальної зброї» не дадим и всё такое. Ничего подобного не произошло. Ведь для Запада, похоже на то, не реформы нужны, а чтобы «процесс пошёл». А с кучами нарубленных при этом туземными «козаками», «браттями» и просто «хлопцями» дров, голов и душ «вдячні нащадки»  как-нибудь уж разберутся. На то они и «нащадки» и «така вже в них доля»!

Потому закон приняли «легко». Приняли в духе славных и добрых традиций национального парламентаризма: впопыхах, с шумом, гамом, «с голоса», самовольными отлучками в туалет и буфет и прочими мыслимыми и немыслимыми регламентными нарушениями, когда даже сами депутаты толком не поняли, за что голосовали. Не хватало разве что выключенного света в зале и голоса Косого из «Джентельменов удачи», звучащего в глубинах голов «нащадків славних козаків»: «Всё. Кина не будет. Электричество кончилось!». А наши уважаемые юристы, почесав головы про себя заключили: «Полный правовой нигилец! (в смысле нигилизм)».

 

Анатомия абсурда от Минкульта и Госкино

Те же юристы знают, что полный правовой «нигилец» в реальной жизни порождает абсурд во всех его законченных формах. Можно сказать, что эти два явления – близнецы и братья.  Это – как комбинация неправильной формы черепа и косого лица несчастных больных синдромом Дауна.

Когда мы наблюдаем в нашей повседневной жизни подобные комбинации, все синематографические причуды диктаторов, ставшие историческими анекдотами и притчами во языцах, выглядят просто невинными детскими шалостями. К тому же они – диктаторы, помимо пристрастия к кино испытывали непреодолимую манию писать книги и статьи на правовую тематику. Чтобы «широкие массы» знали: вождь – он всегда в Законе!

К сожалению, наших сегодняшних вождей, восседающих в депутатских и министерских креслах, вопросы государства и права особенно не волнуют. Во всяком случае, пламенных речей от них на эту тему ещё никто не слышал. Больше говорят о революции достоинства, агрессоре, «перемогах», безвизовом режиме, новых демократических инициативах и прочих вечных ценностях. А вот со всякими там мешающими нормально работать на ниве реформ законами, конституциями, декларациями и конвенциями у них как-то не очень: «ни описи, ни протокола, ни сдал, ни принял, ни отпечатков пальцев».

Потому выкинем из головы все эти конституции, нормативно-правовые акты и прочую букинистическую продукцию, абсолютно не нужную в период реформ, и  посмотрим на проблему глазами здравомыслящего «пересічного» украинца не злоупотребляющего спиртным и медитациями на вечный майдан в его персональном телевизоре.

Во-первых, товарищам Сталину и Ким Чер Ину даже в голову не приходило оглашать запрещённые фильмы «всем списком». У нас же 4 июня 2015 года в первый «чёрный список» Госкино одним цензурным (а точнее–нецензурным–по европейским понятиям) махом попало 162 российских фильма и сериала.

В последующем, через 2 месяца, 11 августа, этот список включал уже 376 фильмов и сериалов.

А 8 июля Минкультуры передало в «соответствующие органы» список из 117 российских артистов, которые «по его (Минкульта-авт.) мнению» представляют «угрозу национальной безопасности Украины». Если бы до подобного цензурного конвейера додумались в Европе, то всем её вместе взятым экспертным комиссиям и комитетам по моральности кино потребовалось лет так 10 работы. А чиновники из Минкульта и Госкино справились с «очень маленьким, но ответственным поручением», как говорил товарищ Саахов из запрещённой из-за «неправильной» Наталии Варлей «Кавказской пленницы», всего за 2 месяца!

«Потрясающе! Выпьем за женщину» – воскликнул бы, комментируя в белой горячке такую «перемогу», лучший друг комсомолки-спортсменки Нины–Шурик. из этого же фильма.

И это вместо того, чтобы развивать художественную самодеятельность и распространять альбомы-раскраски «Как правильно вести себя в обществе» в наших переполненных «зонах» и добровольческих батальонах! Это вместо того, чтобы наращивать тиражи военно-патриотической карточной игры «Побий х#йла»! О разваленных сельских клубах и районных кинотеатрах, умирающих библиотеках, перебивающихся нищенскими заработками некультовых, но талантливых «митцях», «письменниках» и «відомих кіноакторах» мы скромно умолчим: время сейчас не то. А запрещать–оно же проще всего: вложений не требует!

Во-вторых, актёр и сыгранная им роль т.е. художественный образ, вещи, как говорят на одесском Привозе – разные. Поэтому, в связи с запретом популярных культовых советских фильмов, составляющих, между прочим, и золотой фонд мировой кинематографии, возникает вопрос: какую угрозу национальной безопасности Украины несёт «комсомолка-спортсменка и просто красавица» Нина из «Кавказской пленницы (она же чистокровная украинская Панночка из «Вия»)? То, что у неё в «Вие» вдруг выросли окровавленные вампирские клыки? Так у нас вампирскими клыками даже пятилетнего малыша не испугаешь, потому как в вечернем украинском «пересічном ящике» окровавленными европейскими и американскими клыками, челюстями, порезанными венами, оторванными головами руками и прочими частями тела все каналы забиты «под завязку». Ведь свято место, как известно, в эфире пусто не бывает: уйдут «Джентельмены удачи»–придут техасские ковбои с бензопилой.

А какую угрозу для мирной, кроткой, тихой и богобоязненной Украины представляет распятый на кресте в терновом венце Сын Бога Иешуа Га-Ноцри в «Мастере и Маргарите» в исполнении запрещённого Сергей Безрукова? Извините, но за такие запреты можно и того….. на отлучение от церкви нарваться!С последующим опробованием на собственной шкуре раскалённых углей, шкварчащих сковородок, кипящих котлов и прочих атрибутов адской кухни.

В-третьих, помимо печальноизвестных «чёрных списков» существуют и так называемые «белые списки» деятелей российской культуры, ностальгирующих в силу своей натуры по ценностям европейской демократии в украинском исполнении. Это, конечно (в отличие от «нелояльных артистов») – их личное дело. Но…Как тогда «правильно» поступить с фильмом «Ирония судьбы, или С лёгким паром!», когда в нём одну из главных ролей играет большой друг Украины Андрей Мягков, а второстепенную роль подруги его влюблённой Нади–злейший враг нашего народа Валентина Талызина? И почему для чиновников из Минкульта второстепенная роль в кино оказалась решающей при решении вопроса, показывать ли традиционную «Иронию» в преддверии 2016 года, или тупо запретить? Ведь кинофильм под звоны «Советского» (сорри, теперь уже «Советовского»- в смысле «Евросоветовского») шампанского на экраны так и не пошёл.

И, наконец, самое главное: какой смысл запрещать фильмы для показа в кинопрокате, когда их можно без особого труда найти и посмотреть в Интернете? Особенно это с удовольствием делает наша молодёжь. Ведь для неё, Интернет, как два пальца, да и запретный плод–он всегда сладок.

Сам собой встаёт вопрос, что пора уже составлять список моделей компьютеров, телевизоров, ноутбуков, айпадов, айфонов, смартфонов и просто «звонилок», которые теоретически позволяют выйти в Интернет. Ведь в «Сети», как известно, до поры до времени притаились сотни непатриотических советских и российских фильмов с тысячами запрещённых артистов и во всю бесчинствуют стаи злобных кремлёвских троллей. А весёлая порнография, занимательная педофилия, увлекательные коллективные истязания, забавные мошеннические разводы и юмористические сцены жестокости и насилия для наших малышей и подростков – то дело второстепенное, не европейское и не демократическое. Второстепенное для сегодняшней Украины, конечно. Украины, которая, гигантскими прыжками двигается к безвизовому режиму, сулящему каждому из нас «негайно», по «запровадженню» непроходимые леса «зелени», горы инвестиций и неиссякающие потоки нижайших прошений переехать на ПМЖ в безлюдные европейские города и веси…

 

Хочется верить, что весь этот театр абсурда ненадолго. Что элементарный здравый смысл победит глупость. Что в наших кинотеатрах и на экранах телевизоров будут появляться новые культовые фильмы, созданные мастерами кинематографа мирового уровня с участием талантливых артистов независимо от их политических взглядов, национальности, вероисповедания, цвета кожи, глаз, волос, национального костюма и ленточки на сумочке.

Так ли уж важно, кто сыграл роль Иисуса: важнее то, как он сыграл эту очень ответственную и очень тяжёлую роль. Так ли важно, кто создал фильм: на десять порядков важнее, какие ценности пропагандирует этот фильм. И если всего эти две простые, очевидные для всего цивилизованного мира, но пока умонепостижимые для нас вещи, положить в работу Верховной Рады, Минкульта и Госкино, тогда эти три уважаемые «установи» не будут похожи на антигероя «не в адеквате» из фильма «Джентельмена удачи», постоянно повторяющего без очевидных причины и повода фразу-мантру: «Пасть порву!».

 

Автор: Мирослав Василевич

Источник: Новости всемирной сети

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone