Конституционный пат

Спор об императивном мандате способен вернуть главе государства полномочия предшественника.

На прошлой неделе пропрезидентский блок решил очистить свой избирательный список от «предателей». Под нож пошли не только потенциальные претенденты на мандат, но и два действующие народные депутаты. Впрочем, по мнению экспертов, это может стать прологом к ревизии процедуры внесения изменений в Конституцию двухлетней давности и возвращению действующему главе государства всей полноты власти.

Свои среди чужих, чужие среди своих

Сразу после сообщения о решении съезда БПП специалисты разошлись в оценке легитимности таких действий. Одни настаивают, что народного избранника, который покинул ряды фракции, под флагом которой он попал в парламент, можно лишить мандата лишь при наличии специального закона, как того требует ч.5 ст.81 Конституции. Другие считают, что при отсутствии такого акта следует применять конституционное положение как норму прямого действия. Впрочем, оставим эту дискуссию конституционалистов и попробуем спрогнозировать, как может развиваться ситуация.

Как известно, действующая редакция Основного Закона сформирована на волне бурных событий февраля 2014 года. Тогда Конституция была отредактирована таким образом, чтобы пост №1 перешел к спикеру, а страна вернулась к парламентско-президентской форме правления. В этом пакете (закон от 21.02.2014 №742-VII) восстановлена ​​и норма, которая делала возможным освобождения от полномочий народного депутата, который заявил о своем выходе из фракции.

Однако, как и в предыдущие годы, субъекта применения для нее не находилось. Потому нардепы, как правило, просто не подавали заявлений о выходе из фракции, а решение последней об исключении «предателя» не имело никаких правовых последствий: Конституция требовала наличия собственноручно подписанного заявления «перебежчика».

25 декабря прошлого года Николай Томенко стал первым, кто заявил об этом в знак протеста против «антисоциального бюджета-2016». «Ударовец» Егор Фирсов свое заявление, которое было обнародовано в середине марта этого года, объяснил несколькими причинами, а «последней каплей» назвал конфликт министра экономики Абромавичюс и заместителя руководителя фракции БПП Игоря Кононенко. Однако, узнав о решении съезда, пообещал бороться дальше. Кстати, в знак солидарности с коллегами заявил о выходе из фракции еще один нардеп — Виталий Чепинога.

Одновременно с исключением «своих» съезд лишился 13 «чужих» в списке, которые стали таковыми после выборов. Как утверждают политологи, чтобы высвободившиеся мандаты не попали не в те карманы. Здесь уже помог новый закон о «партийной диктатуре» от 16.02.2016 №1006-VІІІ. Несмотря на то конституционность последнего уже подвергли сомнению, Центризбирком оперативно почистил список претендентов на депутатское кресло от БПП и готов зарегистрировать новых нардепов вне очереди.

Как бороться с «партийной диктатурой»?

Обращение в Конституционный Суд само по себе не останавливает действие акта, которое обжалуется. Даже при наличии предварительного вердикта КС по этому же вопросу. Речь идет о решении от 25.03.98 №1-22/98, в котором четко сказано: «Результатами выборов в многомандатном общегосударственном избирательном округе является количество мандатов, полученных кандидатами в народные депутаты, включенными в списки от политических партий, избирательных блоков».  Это значит, как в свое время объяснил судья-докладчик по этому делу Павел Евграфов, что функции партий или блоков по распределению мест кандидатов, их очередности в избирательном списке завершаются регистрацией последнего в ЦИК.

Критически восприняли закон №1006-VІІІ и в европейских учреждениях, в том числе в Парламентской ассамблее Совета Европы. Там полагаются на заключение Венецианской комиссии, которое ожидают примерно через месяц. Но для уволенных нардепов, как и для тех, кого лишили потенциальной возможности получить мандаты, это — длинное ожидания. И не исключено, что они попытаются привлечь к защите своих прав отечественную Фемиду.

Если судьбу претендентов на мандаты так или иначе должны решить на Жилянской, то с освобожденными нардепами ситуация несколько сложнее. Шансов собрать 45 подписей под конституционным представлением у них немного: пока ни одна политическая сила в парламенте не заинтересована в отмене закона №742-VII. Их коллеги советуют просто вернуться к «родной» фракции, чтобы остаться при мандате. Другой путь — судебное обжалование решений ЦИК.

Последний вариант может привести к тому, что Киевскому апелляционному административному суду, чтобы применить ч.5 ст.81 Конституции как норму прямого действия, придется обосновать ее легитимность. Ведь февральские изменения в Основном Законе не имеют ничего общего с надлежащей процедурой их внесения. Хотя формально они действуют до тех пор, пока не установлено нарушение процедуры во время их одобрения. Наверное, единственный выход, чтобы это выяснить, — обратиться за разъяснениями в КС, который и должен высказаться относительно конституционности процедуры внесения изменений в Основной Закон в феврале 2014-го.

С представления да в пламя

До сих пор судьям КС везло «проскочить между капель», избегая ссылок на конституционные положения, которые изменились в феврале 2014 года. И представители органов власти прекрасно понимали сомнительность восстановления отдельных норм Конституции путем принятия закона №742-VII.

Если спор об императивном мандате все же достанется Жилянской, КС окажется в ситуации конституционного пата. Или надо принимать во внимание собственное решение от 30.09.2010 №20-рп/2010 и признавать, что закон №742-VII даже по названию не соответствует требованиям к процедуре одобрения конституционных изменений. Или — «освятить» возможность произвольной ревизии акта высшей юридической силы и необязательность вердиктов КС.

Оба варианта не сулят ничего хорошего для правовой системы государства: либо глава государства вновь получит «диктаторские» полномочия, или КС превратится в консультативный орган. Причем первый вариант не менее вероятен, чем второй. Если не сегодня, то в «удобном» будущем.

Впрочем, если даже удастся заставить большинство судей КС закрыть глаза на откровенное пренебрежение конституционными требованиями, в конце концов такое дело дойдет до Страсбурга. А в Европе, как свидетельствуют, в частности, последние решения суда ЕС по санкционным спискам, придерживаются правила: рereat mundus et fiat justicia. Поэтому там не воспримут аргумент, что возвращение к парламентско-президентской форме правления было волей украинского народа, который вышел на площадь. Ведь для того существуют народные избранники, которые обязаны воплотить приказ тех, кто привел их к власти, в конституционные изменения. Не менее двух лет — достаточное время, чтобы это сделать.

Следовательно, такой, на первый взгляд, малозначительный факт, как лишение мандатов двух нардепов, может вызвать лавинообразную волну судебных споров с непредсказуемыми последствиями для государства. Но рано или поздно стране придется вернуться в конституционное поле, чтобы юридические пробелы на нем не превращались в правовой пустыню.

 

Источник: Закон и бизнес

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone