Общественная необходимость не является основанием для заключения под стражу

Законодательством определено, что основанием для применения меры пресечения является наличие обоснованной подозрения в совершении преступления. В то же время, согласно УПК, понятие «общественной необходимости» — это не основание для содержания под стражей.

Об этом говорится в объяснении Апелляционного суда города Киева относительно отмены меры пресечения для бывшего «беркутовца» Виталия Гончаренко.

Рассмотрев апелляционную жалобу, суд отменил постановление следственного судьи Печерского районного суда города Киева от 10 марта 2017 года, которым изменена мера пресечения в отношении Гончаренко В.А. с домашнего ареста на содержание под стражей сроком на 60 суток.

Следственный судья, удовлетворяя ходатайство прокурора об изменении меры пресечения мотивировал это тем, что риски определены ст. 177 УПК, не подтвердились. Однако, в связи с «общественной необходимостью» и фактом подозрения Гончаренко В.А. в совершении тяжких уголовных правонарушений, за возможное наказание, что может побудить последнего к совершению неправомерных действий, есть основания для заключения его под стражу.

В АСК отмечают, что согласно части 2 статьи 177 УПК, основанием для применения меры пресечения является наличие обоснованного подозрения в совершении уголовного правонарушения, а также наличие рисков, которые дают основания следователю судьи, суда считать, что подозреваемый, обвиняемый, осужденный может осуществить действия, предусмотренные частью 1 даной статьи. Отсутствие даже одного из этих оснований исключает возможность избрания в отношении лица меры пресечения. В свою очередь, следователь, прокурор не имеют права инициировать применение меры пресечения без наличия для этого оснований, предусмотренных Кодексом.

«Относительно понятия «общественной необходимости», на которую в постановленном решении сослался следственный судья, то оно вообще не определено уголовным процессуальным законодательством, как основание для избрания меры пресечения», — говорится в сообщении АСК.

Апелляционный суд также отметил, что следственный судья не учел требований уголовного процессуального законодательства и при определении срока действия меры пресечения в виде содержания под стражей.

Так, согласно положениям статьи 197 УПК, срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей не может превышать 60 дней, при этом срок действия любой меры пресечения не может выходить за пределы досудебного расследования. А срок действия данного уголовного производства, согласно постановлению заместителя Генпрокурора, продлен до 23 апреля 2017 года.

Вместе с тем, согласно определения суда первой инстанции от 10 марта 2017 года, избранная для Гончаренко В.А. мера пресечения действует до 7 мая 2017 года, а потому она выходит за пределы срока досудебного расследования.

6 апреля 2017 года ГПУ сообщила суду, что досудебное расследование данного уголовного производства уже завершилось и 24 марта 2017 года обвинительный акт направлен в Печерский районный суд города Киева.

«При таких обстоятельствах, отменив решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении ходатайства прокурора, коллегия судей исходила из положений УПК

Украины, учитывая, что досудебное расследование данного уголовного производства уже закончено, в связи с чем апелляционная инстанция ограничена в своих действиях относительно решения вопроса о применении к Гончаренко В.А. меры пресечения, который с 24 марта имеет статус обвиняемого. То есть, вопрос об избрании меры пресечения должен решать суд, где дело будет рассматриваться по существу», — указано в постановлении АСК.

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone