Особенности национальной киноцензуры

20 апреля Президент Украины Петр Порошенко подписал принятый Верховной Радой законопроект о внесении изменений в закон «О кинематографии», который предусматривает запрет любых фильмов производства Российской Федерации, выпущенных с 1 января 2014 года.

Напомним, 29 марта Верховная Рада Украины внесла изменения в статью 15-1 данного закона и распространила норму о запрете трансляции фильмов, произведенных физическими и юридическими лицами государства-агрессора, которые не содержат его популяризации или пропаганды, на фильмы, произведенные после 1 января 2014 г. и (или) впервые обнародованные (демонстрируемые) после 1 января 2014 г.

За соответствующий законопроект № 3359 «О внесении изменений в закон Украины «О кинематографии» (относительно фильмов государства-агрессора)» за основу и в целом проголосовали 237 народных депутатов.

С 4 июня 2015 года, после 25 лет бездействия предыдущих «злочинних» режимов запрет и цензура кино наконец-то появились и в нашей независимой Украине. В этот день вступили в силу поправки в действующий закон о кино, запрещающие российские фильмы

Статья 15-1 в новой, «военно-патриотической», редакции запретила распространение и демонстрирование фильмов, содержащих популяризацию органов государства-агрессора (такой статус имеет только Россия) и советских органов госбезопасности (ВЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ и т.д.). Запрет действует в отношении таких фильмов вне зависимости от страны производства, снятых с 1 августа 1991 года.

Одновременно был введён и запрет на трансляцию любых фильмов, снятых физическими и юридическими лицами государства-агрессора после 1 января 2014 года.

Позже наш Минкульт со всей присущей ему ныне «компетентностью» разъяснил, какие российские фильмы попали под запрет. Прежде всего, это касается тех лент, которые популяризируют «органы государства-агрессора или СССР». Популяризация органов государства-агрессора или СССР определена ни много, ни мало, как «наличие их сотрудников среди положительных героев» или как показ деятельности таких органов «в положительном свете». Правда, указать критерии «правильного» определения «положительного» цвета света и «положительных» качеств героев, культурное ведомство посчитало излишним.

Кроме того, под запрет попали фильмы, в которых прямо или косвенно ставится под сомнение территориальная целостность Украины, оправдывается оккупация Крыма или Донбасса, показывается превосходство россиян над украинцами.

В законе о телевидении и радиовещании отдельно был прописан запрет фильмов с участием актеров, музыкантов, авторов сценария, режиссеров, продюсеров, попавших в специальный перечень лиц, которые создают угрозу национальной безопасности. Перечень должен публиковаться на сайте Минкульта. Форма перечня и субъекты подписи сего важного документа отдельно не оговорены. Лишь указано, что список готовится на основании «представлений СНБО, СБУ и  Нацсовета по телевидению и радиовещанию». То есть, узнать, кто и за что конкретно запретил того или иного враждебного деятеля культуры–дело бесполезное.

Не подлежит сомнению, что определять для себя страну-агрессора или страну-оккупанта, а также способы и методы нейтрализации информационного влияния такой страны – это суверенное право Украины. Весь вопрос в том, что в XXI веке государство, которое называет себя цивилизованным, демократическим и ориентированным на европейские ценности, даже в условиях «кризисных времён», как говорят в Европе, в порядках и правилах запрета и цензуры кино, как бы обязано, если не руководствоваться европейским и мировым опытом, а также конституционными  правами человека, то хотя бы придерживаться логики и процедуры элементарного здравого смысла.

К сожалению, ничего из вышеперечисленного в особенностях национальной цензуры кино мы не найдём.

Ещё 3 февраля 2015 года, когда идея запрета кино только ещё витала в воздухе, три президента Украины – Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко – выступили за сохранение гласности в Украине и предостерегали народных депутатов от принятия законопроектов, ограничивающих свободу слова.

«Мы предостерегаем украинский парламент от необдуманных шагов. Отход от европейского пути развития, на который стала Украина, угрожает потерей демократических основ, и резким разворотом в сторону диктатуры, тоталитаризма, от которого наша страна вдоволь натерпелась. Лучшим ответом Украины на чужую пропаганду может стать не скалькированный российский закон и псевдосоветская цензура, а лишь честная, открытая и демократическая позиция, которая базируется на гласности и свободе слова», – говорилось в открытом письме экс-президентов.

«…мы не разделяем административных методов влияния на отечественные СМИ, потому что это не принесет успехов. Более того, демократический мир не воспримет наступление власти на свободу слова в Украине, которая избрала европейский путь развития, задекларировала преданность европейским ценностям», – подчеркнули президенты.

Днём раньше «Медиа Группа Украина» обратилась с «Открытым письмом» к руководству страны, Главе представительства ЕС в Украине, Послу США в Украине и Послам стран ЕС в Украине. В документе отечественные медийщики акцентировали особое внимание на том, что «данные законопроекты (вначале их было три-авт.) противоречат как нормам международного права, так и общепринятым европейским стандартам. Они ставят под угрозу независимость деятельности СМИ».

Далее авторы открытого письма подробно перечислили конкретные нормы международного права, которые нарушает Украина, принимая решение о запрете российских кинофильмов и артистов:

«Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ», — говорится в 19-ой статье Всеобщей декларации прав человека.

В 10-ой статье Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция по правам человека) также сказано, что «каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ.

Еще в 2001 году Парламентская Ассамблея Совета Европы в 7-ом пункте своей Рекомендации № 1513 «Выполнение обязанностей и обязательств, взятых Украиной при вступлении в Организацию» указала на то, что «только уважение к правам человека, плюралистическая демократия и верховенство закона, особенно путем надлежащих правовых процедур, настоящая свобода прессы, слова и собраний без страха перед репрессиями — в сочетании с серьезным политическим диалогом — смогут способствовать выходу Украины из политического кризиса.

Государства-члены не должны ограничивать доступ граждан к информации в кризисные времена и выходить за пределы ограничений, предусмотренных в статье 10 Европейской конвенции по правам человека и разъясненных в практике Европейского суда по правам человека», — сказано в 17-ом пункте Рекомендаций Комитета министров Совета Европы «О защите свободы слова и информации в кризисные времена». Кроме этого, в 21-ом пункте упомянутых выше Рекомендаций говорится, что «государства-члены должны неустанно стремиться поддерживать благоприятную среду, соответствующую стандартам Совета Европы, для обеспечения функционирования независимых и профессиональных СМИ, и это особенно касается кризисных ситуаций». В 27-ом пункте Рекомендаций также указывается, что «государственные органы, организации СМИ, национальные или международные государственные и негосударственные организации должны стараться обеспечивать в кризисные времена защиту свободы слова и информации путем диалога и сотрудничества». Соответствующие конвенции были ратифицированы Украиной в знак приверженности международным правовым стандартам».

Довольно резкое и нелицеприятное для инициаторов запрета (нардепов Княжицкого М.Л. (НФ) и Денисенко В.И. (БПП)) заключение дали и юристы Аппарата ВР: «…окремі запропоновані новели, як вбачається із запропонованої редакції проекту, не узгоджуються із Конституцією України.

Зокрема:

  1. Проектом пропонується законодавчий механізм адміністративно-господарської відповідальності за певні протиправні дії, який не відповідає приписам статей 1, 8, 19, пункту 22 статті 92 Конституції України, відповідно до яких Україна визначена правовою державою, органи влади мають діяти у спосіб визначений законом, а засади цивільно-правової відповідальності; діяння, які є злочинами, адміністративними або дисциплінарними правопорушеннями, та відповідальність за них визначаються виключно законами України.
  2. Відповідно до статті 17 Конституції України забезпечення інформаційної безпеки України є однією з найважливіших функцій держави. При цьому права і свободи людини та їх гарантії визначають зміст і спрямованість діяльності держави (стаття 3 Конституції України).

Відповідно до статті 34 Конституції України за якою здійснення особою прав вільно збирати, зберігати, використовувати і поширювати інформацію усно, письмово або в інший спосіб  може бути обмежене законом. Тобто лише за певних обставин і стосовно невизначеного кола осіб. Встановлення будь-яких обмежень прав чи свобод окремої особи може здійснюватися лише судом в якості покарання або за певних обставин, визначених законом (наприклад, ухилення від виконання певних обов’язків).

Запропонований проектом механізм, за яким за звичайних умов пропонується встановлювати обмеження конституційного права громадян на поширення інформації шляхом її трансляції за рішенням органів виконавчої влади не узгоджується із конституційною моделлю захисту і гарантування прав і свобод громадян. Зокрема, це стосується Переліку осіб, які створюють загрозу національній безпеці, що складатиме центральний орган виконавчої влади, що забезпечує формування державної політики у сферах культури та мистецтв, на підставі звернень Ради національної безпеки і оборони України, Служби безпеки України, Національної ради України з питань телебачення і радіомовлення. (нові частини шоста і сьома статті 15 Закону України «Про кінематографію»).

Натомість, окремі обмеження прав і свобод із зазначенням строку дії цих обмежень можуть встановлюватися в умовах воєнного або надзвичайного стану (стаття 64 Конституції України)».

Казалось, что после таких убедительных и убийственных для «культурного»  «нововведения» аргументов наши народные избранники должны были бы серьёзно задуматься прежде, чем жать на кнопки. Да и «из-за бугра», неистово ратующие борцы за свободу слова, торжество демократии и прав человека во всём мире как бы были обязаны хоть ради приличия пальцем пригрозить: мол, траншей,  кредитов не дадим, и всё такое. Ничего подобного не произошло. Ведь для Запада не демократия в Украине нужна, а чтобы «процесс пошёл». А с кучами нарубленных при этом местными «европейскими» политиками законодательных дров и  человеческих душ их «вдячні нащадки»  как-нибудь уж разберутся. На то они и «нащадки» и «така вже в них доля»!

 

При подготовке использован материал источника: Новости всемирной сети

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone