Переаттестовать нельзя помиловать?

Как проходит процесс переаттестации полицейских, и почему суды завалены исками к Национальной полиции Украины.

Процесс переаттестации сотрудников Национальной полиции начался 5 ноября 2015 г. На данный момент почти завершена переаттестация сотрудников полиции Киева, Киевской области и Центрального аппарата МВД, Хмельницкой, Волынской, Ровненской и Одесской областей. На заседании совместной коллегии Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Украины руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе заявила, что переаттестацию сотрудников Национальной полиции планируется закончить до конца июля 2016 г. Однако сам процесс переаттестации поддается критике со стороны как общественности, так и сотрудников полиции. Кроме того, с момента запуска процедуры переаттестации в суды начали массово поступать иски к Национальной полиции Украины с требованием о восстановлении в должностях незаконно уволенных сотрудников.

Окружной админсуд завален исками

Со вступлением 7 ноября 2015 г. в силу Закона «О Национальной полиции Украины» в Окружной административный суд Киева поступило более 300 исков к Национальной полиции, что составляет более трети от общего количества публичных споров, поступивших в суд с 7 ноября 2015 по 29 марта 2016 г. Чаще всего истцы оспаривают решения аттестационных комиссий, требуют отмены приказов территориальных управлений Национальной полиции, восстановления на должности и взыскания морального ущерба.

Как отмечают в суде, по итогам 2015 г. количество споров по вопросам принятия, прохождения и увольнения с публичной службы значительно увеличилось по сравнению с показателями 2014 г. Такая тенденция наблюдается и в этом году: за январь-март количество дел этой категории возросло на 65% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

При этом все знают печальную ситуацию с затягиванием решения вопроса о продлении полномочий судей. Подводя итоги работы судебной системы, председатель ВСУ Ярослав Романюк отметил: «Всем известно, что Верховная Рада не решает по существу вопрос избрания судей на должности бессрочно. На данный момент около 900 судей в местных судах не осуществляют правосудие, поскольку закончился 5-летний срок их первого назначения на должность. На самом деле это опасная цифра – 1/5 часть общего количества судей, работающих в местных судах. Около 700 из них прошли все необходимые процедуры для избрания на должности бессрочно, получили позитивные рекомендации ВККС, и представления об их избрании внесены в парламент, однако эти вопросы не рассматриваются».

В Окружном административном суде Киева также обеспокоены сложившейся ситуацией. 2/3 судей этого суда остаются без полномочий, что вызывает чрезмерную нагрузку на остальных судей и значительное накопление остатков дел. По сути, правосудие осуществляют только 16 из 49 судей. А учитывая тот факт, что количество споров по вопросам принятия, прохождения и увольнения с публичной службы значительно увеличилось, остается только догадываться, как быстро будет продвигаться процесс по рассмотрению данной категории дел.

Честность комиссий

С целью оценивания деловых, профессиональных, личных качеств полицейских, их образовательного и квалификационного уровня на основании глубокого и всестороннего изучения, определения соответствия занимаемым должностям, а также перспектив их служебной карьеры, руководствуясь ст. 57 Закона о Национальной полиции и требованиями Инструкции о порядке проведения аттестации полицейских, утвержденной приказом МВД №1465 от 17.11.2015, в Национальной полиции создаются центральные и апелляционные аттестационные комиссии.

Однако процедура и критерии отбора членов аттестационных комиссий в названной Инструкции четко не определены, а также не выписана их ответственность, например, за пренебрежительное отношение к кандидатам или необоснованные обвинения в коррупционных преступлениях. Согласно п. 4 Инструкции, в состав аттестационных комиссий могут быть включены кандидаты из числа народных депутатов Украины, работников МВД, общественных, правозащитных организаций, проектов международной технической помощи, общественности и СМИ по предложениям, которые были получены после размещения соответствующих объявлений на официальных сайтах МВД или органов полиции, и при наличии их согласия. Получается, что в состав комиссий может попасть кто угодно, и сотрудники полиции жалуются, что их судьбу определяют лица, которые не имеют никакого отношения к правоохранительным органам и не являются профессионалами в данной сфере.

Другой момент – между членами комиссии и аттестуемыми может прослеживаться конфликт интересов, ведь членами комиссии могут быть те же участники Майдана. Как между людьми, которые были на Майдане, с одной стороны, и сотрудниками полиции, которые противодействовали им, с другой стороны, не возникнет конфликт интересов?

Кроме того, на сайте Национальной полиции в графе «Аттестация: обратная связь с аттестационной комиссией» есть ссылка, по которой граждане могут предоставить информацию о неправомерном поведении сотрудников подразделений полиции. Все желающие могут заполнить определенную форму и подать информацию о фактах неправомерного поведения сотрудников на рассмотрение комиссии. А как отсеять неправдивую информацию? Ведь человека могут просто оклеветать, к примеру, в связи с личным конфликтом. С другой стороны, как отмечают члены комиссии, им не хватает информации о неправомерном поведении сотрудников полиции, поскольку часто именно информация из открытых источников, в т. ч. от СМИ или общественности, является весомой при прохождении собеседования аттестуемым.

Но есть и обратная сторона медали. Возможно, процедура отбора членов комиссий, конфликт интересов и критерии оценки действительно не проработаны должным образом, однако нет сомнений, что членам комиссий приходится нелегко. Ведь на них возлагается не только ответственность за судьбы сотрудников полиции, нагрузка по рассмотрению и переработке всей информации, но и ответственность за качество правоохранительной системы в будущем. При этом деятельность членов аттестационных комиссий подвергается постоянной критике и коррупционным рискам. Пример – недавнее задержание и. о. начальника Главного управления Нацполиции в Черкасской области и заместителя директора института последипломного образования Национальной академии внутренних дел, которые пытались предоставить неправомерную выгоду зампредседателю Национальной полиции Украины за содействие в прохождении аттестации.

«Казнить нельзя помиловать»?

Как уже отмечалось, на данный момент почти завершена переаттестация сотрудников полиции Киева, Киевской области и Центрального аппарата МВД, Хмельницкой, Волынской, Ровненской и Одесской областей. Член экспертного совета по реформированию МВД, глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины Киева и центральной аттестационной комиссии Одесской области Анастасия Леухина уточнила: «Я не знаю, как работают апелляционные комиссии, но основной вал работы и процесс собеседования в этих областях завершен».

Процесс набора кадров в Национальную полицию из рядов бывших милиционеров планировался как максимально открытый и эффективный. Это должны были обеспечить Центр рекрутинга и независимые аттестационные комиссии. Рекрутинговый центр – независимая организация, предоставляющая услуги по поиску и отбору персонала в рамках проекта международной технической помощи по проведению реформ в Украине. Сейчас именно его сотрудники обрабатывают данные комиссий.

Непосредственно перед собеседованием сотрудники сдают тест на общие способности и знания, а также профессиональный тест на знание законодательства. Оперативников и следователей дополнительно тестируют на знание Уголовного кодекса и закона об оперативно-розыскной деятельности. После прохождения тестов члены комиссии изучают аттестационный лист кандидата: информацию о прохождении службы с характеристикой руководителя, декларацию о доходах, справки о физической и огневой подготовке, а также (при наличии) материалы о нем из открытых источников. По своему усмотрению комиссия вызывает претендентов на собеседование, во время которого уточняет полученную информацию и пытается выяснить видение кандидатом реформы Нацполиции и своего места в ней. Часто именно неформальное общение раскрывает несоответствие притязаний кандидата на должность в Нацполиции и его способностей.

«Наша цель как комиссии – определить, насколько профессионален человек, насколько он честен и насколько сможет работать в новых условиях, новой системе и быть «драйвером» этих изменений. А для того, чтобы это сделать, нам нужно задать вопросы о его профессиональной работе, карьерных передвижениях, о том, что его мотивирует работать в полиции. Ведь многие говорят, что в системе все плохо, что они работают без бумаги и бензина, и без этих «взносов граждан» работать просто невозможно. И у нас возникает вопрос: почему тогда человек продолжает работать в этой системе? Очень часто такого плана вопросы помогают понять, какая у этого человека мотивация», – отмечает А. Леухина.

Однако у Дмитрия Абрамчука, адвоката и экс-заместителя начальника городского отдела – начальника криминальной милиции Бориспольского ГО ГУМВД Украины в Киевской области, который представляет интересы 12 незаконно уволенных сотрудников Национальной полиции Украины, есть свое мнение на этот счет: «Смущают вопросы, которые задают члены комиссии. Например, по поводу наличия машины. А если работник полиции не имеет личного транспортного средства, то сопутствующий вопрос: почему к своим годам Вы не заработали на машину? Тем более непонятен сам факт, почему возникают такого рода вопросы, поскольку у членов комиссии есть декларации аттестуемых. Или спрашивают, где человек взял квартиру и т. д.».

По поводу вопросов по декларации глава аттестационной комиссии отметила следующее: «Да, бывают вопросы, к примеру, по декларации о доходах. Ведь собственность человека и членов его семьи – это тоже один из моментов, на который мы обращаем внимание. Потому что приходит сотрудник полиции с зарплатой, условно говоря, 3–4 тыс. грн. Ездит он на дорогостоящем автомобиле или живет в роскошном особняке и декларирует, что купил их в кредит. Однако его семейного бюджета не хватает, чтобы выплачивать этот кредит. Это вызывает серьезные сомнения, откуда берутся деньги. Поэтому мы и задаем такие вопросы о личных финансах, хотя они не всегда комфортны».

Однако в общем члены комиссии уверяют, что на собеседованиях проверяют не только уровень профессиональных знаний, но и информацию о каждом сотруднике – о нарушениях, которые они совершили, незаписанном в декларациях имуществе, возможном участии в коррупционных схемах. Некоторых людей даже отправляют на полиграф.

Если проанализировать, к примеру, результаты переаттестации в Киеве и области, то наиболее неготовым к ней оказалось руководство: в столице подлежат увольнению 80% руководителей, в области – 60%. А в целом отбор не прошли 13% столичных милиционеров и почти 20% в области.

Впрочем, бытует мнение, что тем, кто провалил аттестацию в Министерстве внутренних дел, дают второй шанс: отправляют добровольно служить в Луганске и Донецке. Там сейчас огромная нехватка кадров – почти 3 тыс. человек. Однако официального подтверждения этой информации, к сожалению, найти не удалось. «Я слышал такую информацию. Это может быть приказ министра или главы Нацполиции, но такие нормы противоречат закону прямого действия – Конституции Украины. Ведь в ней сказано, что не может быть никаких привилегий и все равны. А получается – как же равны? Уволенных людей фактически отправляют на войну», – отметил по данному вопросу Д. Абрамчук.

В МВД уверяют, что работников с плохой репутацией на Донбасс брать не будут – только достойных. Правда, критерии оценки пока не разработали. Говорят, возможность работать на Востоке станет для «отсеянных» милиционеров неплохим выходом – молодым не даст уйти в криминал, а ветеранам позволит дослужить до пенсии.

Незаконно?

По мнению адвокатов, к примеру, Д. Абрамчука, который представляет интересы 12 незаконно уволенных сотрудников Национальной полиции Украины, проведение переаттестации в таком виде и по такой процедуре, как это происходит сейчас – незаконно. «В нормальном государстве по нормальным законам сначала проходит аттестация, а потом – назначение сотрудников на должности. У нас хоть и прописано в законодательстве и Инструкции, что аттестация проходит в отношении сотрудников только через год после того, как человека назначили на должность, но получается, что сейчас проводится аттестация людей, которые работают в органах всего несколько месяцев. Аттестационные письма составляют непосредственные руководители или их заместители. В Инструкции прописано, что право составлять аттестационное письмо имеет непосредственный руководитель, с которым сотрудник проработал 3 месяца. А если только 6 ноября 2015 г. людей назначили на должности, как можно уже в декабре проводить аттестацию?»

Солидарен с Д. Абрамчуком и его коллега Владимир Тимошин: «Полиция не имеет права уволить сотрудника по результатам переаттестации». Правозащитник считает, что результаты аттестации не являются основанием для увольнения сотрудника полиции с должности. «Мое мнение, что поголовная аттестация всех сотрудников полиции является незаконной. Если сотрудник не претендует на высшую должность; если не решается вопрос о переводе его на низшую должность; если по результатам служебной проверки не стоит вопрос о его увольнении в связи со служебным несоответствием, этот сотрудник не подлежит переаттестации. Ни Закон Украины «О Национальной полиции», ни приказ МВД №1465 не предусматривают поголовную переаттестацию. Большинство сотрудников, которые, по мнению «активистов» (членов аттестационных комиссий), подлежат увольнению, обратятся в суды и будут восстановлены. Я не говорю, что все суды Украины будут удовлетворять иски сотрудников полиции (впереди аттестация судей, и каждый думает, прежде всего, о себе), но эту процедуру необходимо пройти, чтобы обратиться в Европейский суд, а там работают судьи, которые не находятся в зависимости от власти Украины. Процедура рассмотрения исков, включая Европейский суд, займет не менее 2 лет. Нетрудно подсчитать, какие убытки будет нести государство Украина в связи с выплатой денежной компенсации всем восстановленным Европейским судом полицейским. При этом не факт, что они после этого захотят продолжить службу в полиции», – отмечает адвокат.

Усомнился он и в законности состава аттестационных комиссий и процедуры проведения самой переаттестации, что также может быть основанием для признания увольнения незаконным. «Обратимся к Конституции Украины как к Основному Закону, который имеет наивысшую юридическую силу. Ч. 2 ст. 38 Конституции: «Граждане пользуются равным правом доступа к государственной службе, а также к службе в органах местного управления». Ст. 43 Конституции: «Каждый имеет право на труд, что включает возможность зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который свободно соглашается. Государство создает условия для полного осуществления гражданином права на труд, гарантирует равные возможности в выборе профессии и рода трудовой деятельности. Гражданам гарантируется защита от незаконного увольнения», – аргументировал правозащитник.

В свою очередь, Д. Абрамчук утверждает, что среди членов комиссий встречаются ранее судимые или нечестные люди. «В комиссии попадают даже люди с криминальным прошлым. Например, одного из членов комиссии я проверил по базе, и он оказался ранее судимым (амнистирован по нереабилитирующим обстоятельствам) за мошенничество. Этот человек путем мошенничества завладел мобильным устройством несовершеннолетнего ребенка», – рассказал правозащитник.

На самом деле, если послушать правозащитников, негативных факторов в проведении переаттестации сотрудников полиции достаточно много. Однако справедливости ради следует отметить, что адвокаты из числа бывших сотрудников полиции всегда будут находить негативные факторы в этом процессе. Кстати, адвокаты не хотят видеть в своих рядах уволенных сотрудников правоохранительных органов и предлагают ограничить для них допуск к профессии. Возникает вопрос: куда им идти?

Позитив

Наряду с вышеописанным негативом, в проводимой переаттестации есть и позитивные моменты. Нет сомнений, что это нужный процесс, который позволит отсеять несоответствующих требованиям к сотрудникам полиции кандидатов. А присутствие в комиссиях общественных активистов все же вносит определенную лепту в прозрачность этого процесса. Ведь представители общественности имеют возможность пообщаться со многими сотрудниками, посмотреть на уровень их подготовки и развития и тем самым внести свой вклад в ломку выстроенной в последние десятилетия «старой системы». С другой стороны, сотрудники полиции стали лучше понимать, что их деятельность тоже публичная. Все, что они пытались скрытно провернуть на службе, рано или поздно становится достоянием общественности, и приходится отвечать на неудобные вопросы. Кроме того, им пришлось в очередной раз открыть и почитать законы, приказы, инструкции.

Так что сколько бы ни анализировали, «плохая или хорошая» переаттестация – процесс уже давно начат. И нам остается только наблюдать и пожинать плоды имплементируемых реформ.

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Мустафа Наем, народный депутат Украины

– Мы сейчас продолжаем переаттестацию в регионах и областях. Насколько я понимаю, будет предложен новый формат переаттестации, который будет немного обобщенный – не меняются ни положения, ни процедура, однако будут обобщенные комиссии. На данный момент Киев, Киевская и еще несколько областей завершили переаттестацию. Сейчас начинается досудебное рассмотрение вопросов восстановления на должностях. Это очень опасный процесс, потому что мы понимаем, что коррупционеры, которые были уволены, за те деньги, что они заработали, нанимают дорогостоящих адвокатов и судятся с системой, чтобы возобновиться в должностях.

Виталий Амелехин, судья Окружного административного суда Киева

– Действительно, с момента вступления в силу Закона «О Национальной полиции Украины» в суд поступило огромное количество исков, в которых обжалуются решения аттестационных комиссий и приказы территориальных управлений Национальной полиции. Есть несколько причин, которые не позволяют рассмотреть дела этой категории в указанный в ч. 1 ст. 122 КАСУ 20-дневный срок. Во-первых, субъект властных полномочий – Национальная полиция Украины во время судебных заседаний не выполняет должным образом прямые обязанности по доказыванию правомерности своих решений. Такая позиция ответчика не дает суду возможности принять решение за одно судебное заседание. Во-вторых, очень часто в ходе судебных заседаний истцы вынуждены изменять объем исковых требований. Например, сначала лицо оспаривает решение аттестационной комиссии, но уже буквально в следующем заседании по причине его увольнения заявляет о намерении расширить свой иск требованием о признании недействительным приказа об увольнении и, соответственно, требует восстановить его на работе. Для обеспечения таких процессуальных прав истцов необходимо дополнительное время, что влияет на срок рассмотрения дела.

Кроме того, не стоит забывать о большой нагрузке в Окружном админсуде Киева, которая возникла вследствие затягивания решения вопроса с продлением полномочий судей. На сегодняшний день в суде имеют полномочия 16 судей из 49, что не может не отражаться на сроках рассмотрения дел и выдачи сторонам процессуальных документов. Мы неоднократно заявляли о необходимости решения вопроса продления полномочия судей, но ситуация не меняется уже более чем 1,5 года. В ежедневном графике судьи – не меньше 20 судебных заседаний, а рассмотрение новых исков назначается судьями не раньше, чем через 2 месяца. В таких условиях страдает, в первую очередь, истец, который вынужден длительное время ждать рассмотрения своего дела.

Анастасия Леухина, член экспертного совета по реформированию МВД, глава аттестационной комиссии Национальной полиции Украины Киева и центральной аттестационной комиссии Одесской области

– Я могу говорить об опыте работы своих комиссий – это аттестационные комиссии Киева и Одесской области, где я была председателем. Если говорить обо всех аспектах переаттестации, то сначала люди сдают тесты по общим навыкам и на знание законодательства в той сфере, в которой они работают, а далее приходят на собеседование. В комиссии, как правило, заседают 6 человек.

Наша цель как комиссии – определить, насколько профессионален человек, насколько он честен и насколько сможет работать в новых условиях, новой системе и быть «драйвером» ее изменений изнутри. Для того, чтобы это сделать, нам нужно задать вопросы о его профессиональной работе, карьерных передвижениях, о том, что его мотивирует работать в полиции. Многие говорят, что в системе все плохо, что они работают без бумаги и бензина, что без «взносов граждан» работать практически невозможно и т. д. А у нас возникает вопрос: почему тогда он продолжает работать в этой системе? Очень часто вопросы такого плана помогают понять, какая у человека мотивация.

Вопросы личного характера мы не задаем. Да, бывают вопросы, к примеру, по декларации о доходах. Ведь собственность человека и членов его семьи – это тоже один из моментов, на который мы обращаем внимание. Потому что приходит сотрудник полиции с зарплатой, условно говоря, 3–4 тыс. грн, который ездит на дорогостоящем автомобиле или живет в роскошном особняке и декларирует, что купил их в кредит. Однако его семейного бюджета не хватает, чтобы выплачивать этот кредит. Это вызывает серьезные сомнения, откуда берутся деньги. Поэтому мы и задаем такие вопросы о личных финансах, хотя они не всегда комфортны.

По поводу того, что члены комиссии не объясняют принятое решение о том, что человек занимаемой должности не соответствует и подлежит увольнению, то могу сказать, что это не прописано в Инструкции. Нет такого пункта, по которому нужно что-то объяснять. Это как собеседование на работу, когда кандидат проходит отбор на вакантную должность. Как правило, никто никогда не объясняет, почему человек не подходит. Это коллегиальное решение комиссии. Я понимаю, что сотрудники полиции смотрят на это, как на процесс увольнения, для них это очень болезненно, и важно объяснение. Но согласно Инструкции, мы этого делать не должны, и я считаю, что это логично. Это же кадровый, а не судебный процесс.

Еще хочу отметить, что мы принимаем во внимание информацию из открытых источников. У нас не так много времени для того, чтобы оценить и изучить кандидата «вдоль и поперек». Второй момент: в Украине люди не пишут жалобы на работу правоохранителей, соответственно, по личному делу трудно сказать, хорошо человек работал или плохо – «жалоб нет». В этом случае очень не хватает качественной работы медиа, поскольку открытые источники – это та же работа прессы, которая разоблачает сотрудников, к примеру, в коррупционных схемах. У нас уходит много времени на поиск информации о людях, которые занимают высокие должности. Но если к нам поступает информация о человеке из открытых источников, мы обсуждаем ее с ним, чтобы он мог прокомментировать, поскольку понимаем, что такая информация не всегда правдива.

Нам важно, чтобы простые граждане активно давали нам обратную связь через гугл-форму на сайте НПУ по поводу сотрудников, которые, к примеру, вымогают деньги, «крышуют» какой-то бизнес или пытают людей в райотделах. Очень важно, чтобы люди, которые пострадали от неправомерных действий сотрудников полиции и знают их фамилии, давали обратную связь, а не просто ворчали на кухне о том, что «опять ничего не меняется». В свою очередь, мы тоже подходим к этому взвешенно и не принимаем всю информацию из открытых источников как истину в последней инстанции, оцениваем человека комплексно, принимая во внимание и результаты по тестам, и его личное дело, и ответы во время собеседования.

Дмитрий Абрамчук, адвокат, эксзаместитель начальника горотдела – начальник криминальной милиции Бориспольского ГО ГУМВД Украины в Киевской области

– Очень много людей уволили в связи с сокращением штата. Я изучил практику окружных административных судов и сделал вывод, что суды сейчас обязывают главное управление МВД (находится в стадии ликвидации) и Министерство внутренних дел восстанавливать незаконно уволенных работников милиции на равнозначных должностях.

У нас хоть и прописано в законодательстве и Инструкции, что аттестация проходит в отношении сотрудников только через год после того, как человека назначили на должность, но получается, что сейчас проводится аттестация людей, которые работают в органах полиции всего несколько месяцев. Аттестационные листы составляют непосредственные руководители или их заместители. В Инструкции прописано, что право составлять аттестационный лист имеет непосредственный руководитель, с которым сотрудник проработал 3 месяца. А если только 6 ноября 2015 г. людей назначили на должности, как можно уже в декабре проводить аттестацию? При этом в аттестационных листах руководители в 99% случаев пишут, что человек характеризируется с позитивной стороны и занимаемой должности соответствует, однако получается, что этот вывод никакого значения не имеет.

Тесты никем не сертифицированы. Нет разграничения по специфике. Например, следователям могут попасться вопросы по работе штаба, к которому они никакого отношения не имеют, а сотрудникам штаба – тесты по положениям УПК, УК, с которым они фактически не сталкиваются. Ко мне обратился один из незаконно уволенных полицейских, который работал в подразделении БНОН (подразделение по борьбе с незаконным оборотом наркотиков). Он сказал, что одним из членов аттестационной комиссии, которые принимали по этому работнику полиции решение, был человек, ранее судимый за незаконное хранение наркотиков. Другой оперуполномоченный рассказал, что членом комиссии был человек, по отношению к которому данный оперативник проводил оперативно-розыскные мероприятия и заводил оперативно-розыскное дело. Членами аттестационных комиссий часто становятся и адвокаты, которые имеют прямой конфликт интересов с работниками полиции. Кроме того, нет критериев оценки членами комиссии полицейских. Как может оценить следователя полиции общественный активист, который представляет какой-то общественный совет, если он вообще не имеет отношения к юриспруденции? Причем иногда в комиссии набирают «своих» людей – я знаю такой случай по Киевской области. Умышленно отсеивают хороших специалистов, чтобы поставить «нужных» людей.

Уволили многих, кто были в отпусках или на больничных, что, опять же, нарушает Кодекс законов о труде. Также увольняют людей, которые являются членами профсоюзов, однако по закону их не имеют права увольнять без согласия профсоюза. Получается, что один закон противоречит другому (ЗУ о Нацполиции противоречит ЗУ о профсоюзах).

Человек, когда приходит на аттестационную комиссию и получает вывод, что занимаемой должности не соответствует, не получает никакого объяснения. Я слышал через своих знакомых, как один из членов комиссии заявил, что основанием для решения может быть даже то, что человек просто не нравится. Печалит и тот факт, что на данный момент в Киеве, например, по сотрудникам БНОН из 200 человек работают только 30. А ведь известно, что наркопреступность в городе на сегодняшний день процветает. Как на такое количество населения может остаться 30 сотрудников БНОН?

По поводу того вопроса, что якобы непрошедших переаттестацию направляют служить в Луганск и Донецк. Я слышал такую информацию. Это может быть приказ министра или главы Нацполиции. Но такие нормы противоречат закону прямого действия – Конституции Украины. Ведь в ней сказано, что не может быть никаких привилегий и все равны. А получается – как же равны? Уволенных людей фактически отправляют на войну.

 

Автор: Яна Собко

Источник: «Судебно-юридическая газета»

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone