Мониторинг некоторых аспектов нарушения прав человека в Украине за 2015 год

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОБЛЮДЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В УКРАИНЕ

Проблемы с соблюдением прав и свобод человека и гражданина в Украине долгое время были объектом критики многих правозащитных институтов, международных организаций и западных политических лидеров. И хотя именно должное отношение к правам человека было одним из требований массовых протестов 2013-2014 годов, к сожалению, до сих пор не все проблемы с защитой прав человека были решены.

Прежде всего, вооруженный конфликт на территории Украины привел к тому, что систематические нарушения основных прав и свобод стали постоянным явлением на оккупированных территориях — в Крыму и на Востоке Украины. Кроме того, хотя новая украинская власть осуществила ряд шагов, направленных на повышение уровня обеспечения прав человека (в частности, инициирование изменений второго раздела Основного Закона Украины в рамках конституционной реформы), некоторые аспекты правозащитной деятельности так и остались нереформированными. В частности, все еще сохраняются нарушения личных и имущественных прав человека, права на справедливый суд. Нерешенной остается проблема внутренне перемещенных лиц, участников АТО.

Именно поэтому в настоящее время является важным детальный анализ состояния соблюдения прав и свобод человека для надлежащей и своевременной реакции на любые нарушения в этой сфере.

Актуальным также является вопрос нарушений прав человека в связи с так называемой «революционной целесообразностью» или «военной необходимостью». К сожалению, манипулирование общественным мнением для давления на политических оппонентов стало привычным делом. При этом презумпция невиновности полностью игнорируется, а мнения общественности часто достаточно для публичного признания человека виновным в определенных действиях или бездействии.

Единственным аргументом, хотя и сомнительным с точки зрения европейских ценностей, мог бы быть тезис о том, что вышеупомянутые меры временные и применяются из-за состояния переходного периода, отсутствия определенных государственных органов и тому подобное. Однако, данная ситуация продолжается уже около двух лет, тем самым ставя вопрос об эффективности государственных институтов и настоящие ценности власти.

Результаты последней сессии ПАСЕ

Важной с точки зрения общей оценки уровня соблюдения основных прав и свобод человека в Украине в 2015 году является последняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (далее ПАСЕ).

В частности, в своей резолюции 2075 (2015) «Имплементация решений Европейского Суда по правам человека» ПАСЕ отметила, что Украина принадлежит к государствам, в которых уровень выполнения решений ЕСПЧ является самым худшим.

Таким образом, сейчас в Украине не только проблемы с соблюдением всех прав, гарантированных Европейской Конвенцией 1950 года (что является международным обязательством Украины), но и сложности с должным восстановлением нарушенных прав лиц, подвергшихся установленных ЕСПЧ нарушениям со стороны государства. Кроме того, в вышеупомянутой резолюции отмечено, что Украина все еще имеет серьезные структурные проблемы с выполнением решений ЕСПЧ, которые так и не были решены за более чем пять лет.

Другим важным документом является Резолюция ПАСЕ 2078 (2015) «Прогресс в мониторинговой процедуре Ассамблеи», в рамках которого анализировалась ситуация, в частности, и в Украине в период с октября 2014 по август 2015 года.

В контексте уровня защиты прав человека, значение имеют такие положения вышеупомянутой резолюции:

1) ПАСЕ приветствует усилия Украины по реформированию Конституции и децентрализации (передачи власти регионам);

2) Ассамблея выразила свою обеспокоенность по поводу некоторых событий и недостатков, сохранившихся в Украине. По мнению ПАСЕ, эти недостатки подрывают демократические принципы общественного развития и противоречат взятым на себя государством международным обязательствам. Это, в частности, доклады, заслуживающих доверия, о многочисленных злоупотреблениях и нарушениях международного права, прав человека и международного гуманитарного права всеми сторонами конфликта на востоке страны, в частности, силами, которые находятся под контролем украинской власти; а также откладывание реализации и применения нового законодательства о Генеральной прокуратуре, что является препятствием для процесса осуществления правовой реформы в целом.

3) ПАСЕ призвала:

  • Верховную Раду Украины как можно быстрее принять изменения в Конституцию по децентрализации и реформы судебной системы;
  • украинские власти продолжать судебные и антикоррупционные реформы и эффективно бороться с эпидемией коррупции в стране, в полной мере расследовать любые сообщения и утверждения о злоупотреблениях и нарушениях прав человека или норм международного гуманитарного права военными группами под командованием украинской власти.

Таким образом, в настоящее время Украина не полностью выполняет свои обязательства перед Советом Европы как организацией, имеющей решающее значение для наблюдения и контроля за защитой прав и свобод человека.

Даже те процессы, которые приветствуются Советом Европы (в частности, децентрализация), все еще остаются лишь обещаниями. При этом, в Украине не только не были решены существующие проблемы с обеспечением прав человека, но и появились новые. Кроме того, не все нарушения прав человека должным образом фиксируются и расследуются; то есть возникло явление избирательной ответственности за нарушение прав человека.

Украина в мировых рейтингах прав человека

Другим важным индикатором состояния соблюдения прав человека являются различные индексы и рейтинги, которые составляются влиятельными международными правозащитными организациями.

Примером такого исследования является доклад «Свобода в мире 2015», подготовленная Freedom House. Украина отнесена к частично свободным государствам и получила по три балла за уровень свободы, соблюдение гражданских прав и уважение к политическим правам (из семи возможных).

Freedom House в контексте исследования уровня соблюдения политических прав оценила избирательный процесс (на 9 из 12), политический плюрализм (на 10 из 16), функционирование правительства (на 6 из 12). В контексте исследования гражданских свобод были оценены право на выражение собственных взглядов и убеждений (на 11 из 16; недостатками является контроль над медиа олигархическими группами; сомнительность необходимости функционирования Министерства информационной политики, наличие признаков цензуры в СМИ), право на создание объединений (на 9 из 12), верховенство права (на 6 из 16; недостатками признаны несостоятельность в обновлении судейского корпуса и состава прокуратуры, а также дискриминацию лиц по различным признакам), личная неприкосновенность и личные права (на 11 из 16; основными недостатками признаны беззаконие на оккупированных территориях, незащищенность малого и среднего бизнеса от злоупотреблений власти и рейдеров, различные формы дискриминации — прежде всего, по признаку пола).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что общий уровень уважения к правам и свободам человека в Украине пока не является идеальным, и тем самым нарушаются обязательства Украины как перед собственными гражданами, так и перед международными партнерами.


СОСТОЯНИЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА НА ВРЕМЕННО НЕПОДКОНТРОЛЬНЫХ УКРАИНСКОЙ ВЛАСТИ ТЕРРИТОРИЯХ

Неподконтрольные Украине территории на востоке являются наихудшими с точки зрения соблюдения основополагающих и неотъемлемых прав и свобод человека. Серьезные нарушения прав человека и злоупотребления продолжаются в восточной Украине, в частности в форме обстрелов, казней, произвольных и незаконных задержаний, пыток, жестокого обращения, торговли людьми и отсутствия справедливости и подотчетности, а также лишение экономических и социальных прав, от чего страдает около 5 млн. человек, проживающих в районах, пострадавших от конфликта.

По данным ООН, в период с середины апреля 2014 года по 30 мая 2015, по крайней мере 6,417 человек, в том числе, по меньшей мере 626 женщин, были убиты и по меньшей мере 15,962 человека были ранены в зоне конфликта на востоке Украины. Правозащитники приводят многочисленные примеры пыток и жестокого обращения в местах лишения свободы, совершенные как незаконными вооруженными группами, так подконтрольными Украине силами.

Хотя на сегодняшний день можно утверждать, что имело место заметное снижение количества неизбирательных обстрелов (после принятия 12 февраля пакета мер по имплементации Минских соглашений), однако полностью обстрелы не остановились, продолжаются боевые действия между украинскими вооруженными силами и незаконными вооруженными группами, что означает, что гражданские лица по-прежнему живут в страхе. Кроме того, гражданские потери от мин и неразорвавшихся снарядов и боеприпасов остаются значительными.

Серьезные нарушения прав человека, запугивание и притеснения местного населения, осуществляются незаконными вооруженными группами, которые поддерживаются Россией, отмечались правозащитными организациями и были отражены в отчетах ООН. Кроме того, мониторинговые группы до сих пор предоставляют информацию о новых обвинениях в убийствах, пытках и жестоком обращении, а также случаях незаконного лишения свободы, принудительного труда, грабежей, вымогательств (в частности, и денег) на территориях, контролируемых вооруженными террористическими группами.

Влияние конфликта на экономические и социальные права гражданского населения является драматичным. Проблемным является прерывание доступа к основным услугам, поскольку оно является опасным для жизни и может иметь долговременное влияние на значительную часть населения, препятствуя постконфликтному восстановлению общества. Сложная экономическая ситуация привела также, по мнению правозащитных организаций и ООН, к тревожному повышение рисков осуществления торговли людьми.

Права человека в Крыму

Международные организации и правозащитные группы неоднократно обращали внимание и на ужасное состояние соблюдения прав и свобод человека в Крыму. Среди наиболее значимых нарушений можно выделить:

  • Гонения крымскотатарского Меджлиса и связанных с ним лиц (в частности, запрет въезда на территорию Крыма лидерам Меджлиса, преследования активистов Меджлиса).
  • Преследование и задержанию других крымскотатарских активистов.
  • Обыски в офисах Меджлиса, крымскотатарских СМИ и фондах.
  • Обыски в частных помещениях, мечетях, медресе.
  • Использование антиэкстремистского законодательства для подавления критики.
  • Повышение рисков противоправной депортации из Крыма (в частности, практика квотирования разрешений на временное проживание для иностранцев и лиц без гражданства в Крыму).
  • Проблемы со свободой пересечения лицами административной границы между Крымом и материковой частью Украины (в частности, информация о том, что украинские пограничники целенаправленно осматривают людей на предмет наличия российского паспорта и отказывают в пропуске из Крыма тем, кто получил российский паспорт).

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ОККУПИРОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЯХ И ПОЗИЦИЯ УКРАИНЫ: СВЯЗЬ МЕЖДУ ГОСУДАРСТВОМ И ЕЕ ГРАЖДАНАМИ

Общепризнанным является тезис о том, что гражданство является своеобразной политико-правовой связью между государством и его гражданами и источником совокупности двусторонних обязанностей. Очевидно, что пребывание тисячь украинсцев на территориях, которые в результате конфликта временно неподконтрольные Украине, не лишает государство обязанностей перед ними. К сожалению, такие обязательства часто игнорируется или выполняются не в полном объеме.

В то же время, обязанностью Украины является оказание всяческого содействия тем лицам, которые живя на оккупированных территориях, продолжают поддерживать эту страну и верят в то, что украинская власть вернется на эти территории.

Именно такой подход и был официально задекларирован Украиной. В частности, в статье 5 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод граждан и правовой режим на временно оккупированной территории Украины» закреплено, что «Украина принимает все необходимые меры по обеспечению прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных Конституцией и законами Украины, международными договорами, всем гражданам Украины, которые проживают на временно оккупированной территории».

Кроме того, данной статьей было установлено, что «Украина обязуется поддерживать и обеспечивать экономические финансовые, политические, социальные, информационные, культурные и другие связи с гражданами Украины, которые проживают на временно оккупированной территории». К сожалению, практика указывает на то, что вышеупомянутые положения не всегда воплощаются в жизнь.

Соблюдение личных прав граждан

В частности, важным вопросом для каждого человека является реализация его личных прав, которые, например, тесно связаны с такими простыми, на первый взгляд, процедурами, как оформление документов, подтверждающих факты рождения или смерти. Для украинцев, проживающих в Крыму, данная процедура может быть сложной; при этом статьей 9 вышеуказанного Закона установлено, что любой акт (решение, документ), выданный незаконными органами и/или их должностными или служебными лицами, является недействительным и не создает правовых последствий.

Надлежащей и простой административной процедуры для получения необходимых свидетельств и до сих пор нет. Есть общий судебный порядок установления факта рождения или смерти, но он слишком обременительный для граждан, так как предусматривает обращение к конкретному суду — если это касается Крыма, то одному из судов в Киеве, если это касается Донбасса, то одному из судов, определенных выше специализированным судом в той части Донбасса, которая контролируется Украиной.

Подтверждением этих проблем является то, что на сегодня Представительство Президента Украины в АРК разъяснило, что для оформления свидетельства о рождении ребенка возможными есть такие пути:

  • обращение на материковой части Украины в ближайшее отделение органов государственной регистрации актов гражданского состояния и предоставления необходимого пакета документов, а именно: письменного заявления, в установленном законодательством случаях; паспортов граждан Украины родителей ребенка; свидетельства о браке; медицинского свидетельства о рождении (формы 103 / о);
  • обращение в Апелляционный суд города Киева (в том числе с помощью почтового отправления) для установления юридического факта рождения ребенка в случае отказа жителям Крыма в выдаче свидетельства о рождении ребенка органами государственной регистрации актов гражданского состояния в связи с предоставлением документов, не соответствующих форме определенной законодательством Украины;
  • обращение в Представительство Президента Украины в Автономной Республике Крым, где граждане могут получить первичную правовую помощь по данному вопросу.

Поскольку перечень документов, необходимый для оформления свидетельства, является достаточно широким, а необходимость поездки на материковую часть Украины можно считать необоснованным обременением для реализации гражданами своих прав, можно констатировать нарушение Украиной своих обязательств.

В то же время, обращение в суд является путем, который можно воплотить с большей вероятностью — но для этого опять-таки необходимо правильно оформить все необходимые процессуальные документы. При этом можно предположить, что только так жители Крыма и могут получить свидетельство о рождении ребенка украинского образца, ведь, например, медицинское свидетельство о рождении (формы 103/о) вряд ли можно получить в Крыму. При этом правозащитники неоднократно подчеркивать тот факт, что основные трудности заключаются именно в том, что родителям новорожденных детей выдают медицинскую справку в одном экземпляре из роддома по процедуре и в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Правозащитники предлагали ввести процедуру автоматического обмена свидетельств о рождении (российского на украинское). Очевидно, что данная процедура свидетельствовала бы не только о желании родителей получить украинское свидетельство, но и о нежелании иметь сразу два свидетельства. При этом, практика украинских судов по этому поводу несколько лучше.

Например, Житомирский районный суд Житомирской области рассматривал дело, обстоятельствами которого было то, что родителям было выдано недействительное по законодательству Украины (и по нормам международного права) свидетельство о рождении ребенка в г. Ялта, Республики Крым, Российской Федерации, после чего родители обратились к регистрационным органам Украины с просьбой обменять свидетельство о рождении ребенка, однако им было отказано в связи с отсутствием предусмотренной законодательством Украины процедуры обмена свидетельств. Суд удовлетворил заявление и решил, что отсутствие процедуры обмена свидетельства о рождении ребенка рожденного на временно оккупированной территории Украины и де факто выданного другим государством — Российской Федерацией, не может быть препятствием для регистрации ребенка органами Украины, как рожденного от граждан Украины, хотя и на территории временно оккупированного Крыма.

Не менее сложным вопросом является получение свидетельства о смерти, на основе которого, например, начинается процесс наследования, или предоставляется определенная государственная помощь (например, пособие на погребение). Практика украинских органов свидетельствует о том, что граждане, которые остались на оккупированных территориях, фактически должны сами решать собственные проблемы.

Например, Исполнительной дирекцией Фонда социального страхования по временной потере трудоспособности в письме от 13.05.2015 г. № 5.2-32-841 даны разъяснения по некоторым вопросам назначения пособия на погребение на основании свидетельства о смерти, выданного органами юстиции Российской Федерации на территории оккупированного Крыма. В частности, в данном разъяснении отмечается, что в соответствии со статьей 27 Закона Украины «Об общеобязательном государственном социальном страховании» от 23.09.1999 №1105 (далее — Закон №1105) пособие на погребение предоставляется в случае смерти застрахованного лица, а также членов семьи, находившихся на его иждивении. Согласно статье 31 Закона №1105, пособие на погребение застрахованного лица назначается семье умершего или лицу, осуществившему погребение, на основании свидетельства о смерти. Также, для выплаты пособия на погребение застрахованного лица, с целью избежания двойной выплаты, необходимо предоставить выписку из Государственного реестра актов гражданского состояния граждан о смерти. Таким образом, документы, выданные органами Российской Федерации на территории Крыма, не имеют юридической силы на территории Украины. То есть, даже если умерший по направленным к определенному законодательством органу копией паспорта был гражданином Украины, выданное российскими органами свидетельство о его смерти является недействительным и не создает правовых последствий на территории Украины, то есть не является основанием для получения пособия на погребение в соответствии с Законом №1105 .

То есть лицам не только сложно получить сам документ, но и почти невозможно реализовать ряд других прав и свобод, гарантированных им государством на основе такого документа.

Вопиющим примером является ситуация осени 2015 года, когда женщина родила ребенка на оккупированной территории и обратилась в Галицкий районный суд города Львова с заявлением об установлении юридического факта рождения. Суд рассмотрел заявление, но отказал матери в перерегистрации ребенка, ссылаясь на то, что вроде бы нет документов, удостоверяющих рождение девочки — Украина не признает свидетельства, выданного при рождении ребенка на оккупированной территории. Кроме того, чтобы доказать тот факт, что она действительно является матерью девочки, необходимо провести анализ ДНК. Поскольку даже медицинские документы, которые были получены в роддоме АР Крым, суд не имеет формальной возможности рассматривать как доказательства.

Вышеупомянутая ситуация может быть частично решена, если Верховной Радой будет принят в целом проект Закона Украины «Проект Закона о внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Украины относительно установления факта рождения или смерти на временно оккупированной территории Украины» №3171 от 22.09.2015 года (принят в первом чтении 05.11.2015 года). В частности, этим законопроектом предусмотрены следующие положения:

  • Заявление об установлении факта рождения лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, может быть подана родителями, родственниками, их представителями или другими законными представителями ребенка к любому суду за пределами этой территории Украины независимо от места жительства заявителя.
  • Заявление об установлении факта смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, может быть подано любым лицом в суд за пределами этой территории Украины.
  • Такие дела об установлении факта рождения или смерти лица рассматриваются в течение 24 часов с момента поступления соответствующего заявления в суд.
  • Решение суда по делам об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, выполняется немедленно.

В то же время, правозащитники отмечают, что, хотя нормы законопроекта достаточно удачны, но могут плохо реализовываться на практике (в частности, украинские суды могут не укладываться в установленные 24 часа, кроме того, суды снова сохраняют свободу требовать разного рода доказательства и по-разному оценивать представленные им документы). Кроме того, неизвестно, каким будет текст законопроекта ко второму чтению. Оптимальным вариантом является разработка простой административной процедуры, которая бы реализовалась отдельным государственным органом по вопросам оккупированных территорий.

Согласно Национальной стратегии в области прав человека показателями результативности действий Украины в сфере обеспечения прав граждан Украины, проживающих в населенных пунктах Донецкой и Луганской областей, на территории которых органы государственной власти временно не осуществляют или осуществляют не в полном объеме свои полномочия являются:

  • удовлетворение жизненно необходимых потребностей граждан Украины, проживающих в соответствующих населенных пунктах Донецкой и Луганской областей;
  • создание условий для восстановления социальных выплат таким гражданам и принятие мер по обеспечению их прав на охрану здоровья и образование;
  • обеспечение безопасных условий для добровольного переселения таких граждан в другие регионы Украины;
  • доступ таких граждан к правосудию, расследование преступлений, совершенных в соответствующих населенных пунктах Донецкой и Луганской областей.

Показателями результативности действий Украины в сфере защиты прав лиц, проживающих на временно оккупированной территории Украины является реализация необходимых мер для защиты прав и свобод граждан Украины, в том числе через доступные двусторонние и многосторонние международно-правовые механизмы. Показателями результативности действий Украины в сфере защиты прав внутренне перемещенных лиц являются:

  • удовлетворения жизненно необходимых потребностей внутренне перемещенных лиц;
  • реализация комплексных мероприятий по поддержке и социальной адаптации граждан Украины, которые переселились из временно оккупированной территории Украины и районов проведения антитеррористической операции в другие регионы Украины;
  • обеспечение реализации и защиты социальных прав внутренне перемещенных лиц, удовлетворения их образовательных и других потребностей;
  • создание условий для добровольного возвращения внутренне перемещенных лиц на их предварительное постоянное место жительства;
  • внедрение эффективных механизмов содействия реализации и восстановления прав и свобод внутренне перемещенных лиц;
  • использование международно-правовых механизмов для защиты прав и свобод внутренне перемещенных лиц.

Однако на практике вышеупомянутые направления только декларируются, но совершенно не воплощаются в жизнь.

Кричащими примерами являются отсутствие надлежащего социального обеспечения и невыполнение своих экономических обязанностей со стороны Украины, что было воплощено в прекращении осуществления социальных выплат на оккупированных территориях. Этим также игнорируются судебные решения. В частности, в октябре 2015 Высший административный суд оставил в силе решение судов предыдущих инстанций о признании недействительным решения Кабинета министров об осуществлении социальных выплат на Донбассе только на контролируемых украинской властью территориях. А еще в апреле Киевский апелляционный административный суд признал недействительным решение Кабинета министров об осуществлении социальных выплат в Донецкой и Луганской областях только на контролируемых украинской властью территориях. Таким образом, такие действия украинской власти является прямым и, после вынесения судебных решений, бесспорным нарушением прав человека.

Другим примером нарушения прав человека и ненадлежащей связи между гражданами и государством есть проблема с доступом лиц, находящихся на оккупированных территориях, к информации (фактически, это нарушение права на информацию). В частности, на неподконтрольных Украине территориях до сих пор нет украинского телевидения и радиовещания, а информационные материалы и газеты, которые там распространяются, готовятся исключительно волонтерами или переселенцами с оккупированных территорий. То есть, государство не желает предоставлять собственным гражданам правдивую информацию о состоянии дел в Украине.


ПРАВО НА ЖИЗНЬ, СВОБОДУ И БЕЗОПАСНОСТЬ

Несмотря на перемирие, в период с 16 февраля по 15 августа 2015 был зафиксирован 261 случай смертей и ранений среди гражданского населения на контролируемых украинским правительством территориях Донецкой и Луганской областей. Семьдесят одно гражданское лицо было убито, и 190 человек получили ранения.

Кроме того, на сегодня продолжают фиксироваться факты незаконного задержания, осуществляемые украинскими правоохранительными органами (в основном, Службой безопасности Украины) и военными и военизированными формированиями (в первую очередь, бывшими добровольческими батальонами, в настоящее время официально включенными в Вооруженные Силы Украины, Национальную гвардию и полицию).

Эти случаи часто сопровождаются пытками и жестоким обращением, а также нарушением процессуальных прав. Для исправления ситуации с нарушениями основополагающих прав человека необходимо надлежащее и своевременное расследование каждого такого случая, и привлечения виновных к ответственности в судебном порядке. Для прекращения такой практики Служба безопасности Украины, Министерство внутренних дел и Министерство обороны должны усилить подготовку в области прав человека своих сотрудников. Вопиющими нарушениями прав человека являются также зафиксированные случаи произвольного противоправного задержания, связанные с мобилизацией в украинские вооруженные силы (в частности, в Харькове, Николаеве и Одессе).

Как было подробно доказано выше, Украина не выполняет собственных обязательств перед гражданами, которые остались на неподконтрольных территориях, что фиксируется правозащитными организациями и, в частности, Украинским Хельсинским союзом. Наиболее уязвимыми группами гражданского населения в зоне проведения АТО являются дети, инвалиды и престарелые. Поскольку власть Украины не обеспечила своевременную эвакуацию детей из детских домов, инвалидов и пожилых людей, это поставило под угрозу их жизнь и здоровье. Большое количество из них не имеют необходимых лекарств или даже достаточного количества пищи и воды.

По словам представителя украинского омбудсмена, руководителя Департамента по вопросам реализации национального превентивного механизма Ю. Белоусова украинская власть не обращает внимания на около 77 учреждений Донбасса, в которых лица находятся под ее защитой — психиатрические больницы, интернаты, в которых находятся пенсионеры, дети и лежачие больные. Таким образом, можно говорить о нарушении Украиной своих обязательств по обеспечению права на жизнь.

В Украине также до сих пор сохраняется проблема насилия над гражданами со стороны правоохранительных органов. Хотя официальные власти постоянно декларируют реформы в сфере перестройки и новой организации правоохранительной системы, рядовые украинцы не испытывают существенных изменений.

Согласно статистической отчетности ГПУ в течение 2015 в Едином реестре досудебных расследований учтено 1096 правонарушений по статье 365 УК Украины (превышение власти или служебных полномочий работником правоохранительных органов), из них 60 — по ч.3 указанной статьи, когда указанные действия повлекли тяжкие последствия. Обнародованные данные вызывают серьезное беспокойство, поскольку за весь 2014 таких правонарушений было зарегистрировано 1326, из них 79 — с тяжелыми последствиями. Следует учитывать тот факт, что не все случаи вносятся в официальную статистику, поэтому реальное количество подобных противоправных действий сложно установить.

Украинский Хельсинский Союз в своем отчете приводит такой пример вышеупомянутых противоправных действий правоохранителей:

Пример наглого нарушения закона сотрудниками правоохранительных органов произошел в Харьковской области. Так, по информации, которая стала известна правозащитникам, работники милиции в пгт. Солоницевка Дергачевского района Харьковской области незаконно собирали деньги с пунктов приема металлолома. Когда свидетелями этого стали несколько ребят, горе-правоохранители решили напугать несовершеннолетних и закрыли их в гараже. Когда дети позвонили своим родителям, а те бросились им на помощь, произошел конфликт, в котором милиционеры жестоко избили мужчин. Как сообщает пресс-служба прокуратуры Харьковской области, в результате инцидента 42-летний отец одного из мальчиков был госпитализирован с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, ушиб грудной клетки и спины».

Очень неприятными для европейского государства являются случаи, когда нарушение прав на жизнь и безопасность происходит, учитывая расовую, национальную или региональную рознь. К сожалению, в 2015 году только за январь-июнь в Едином реестре досудебных расследований зафиксировано 20 таких преступлений.

Украинский Хельсинский союз приводит следующую ситуацию:

Ужасными являются события в Харькове, когда 18 июня 2015 около 10 вечера произошло нападение на гражданина Таджикистана неподалеку от станции метро «Научная». Молодой человек направлялся к мечети на намаз. В узком проходе перед многоэтажкой его обступила толпа численностью в 10-15 человек — все молодые ребята в возрасте до 20-и лет в типичных для «скинов» штанах с подкатами. Один из нападавших резко схватил господина М. за руку и воскликнул: «нерусских режем!». После этого посыпались удары, и кто-то вытащил нож. Отчаянные крики пострадавшего переполошили нападающих и те поспешно разбежались. Правда, последний в придачу брызнул в лицо слезоточивым газом из баллончика. В результате этого происшествия пострадавший получил шишку на голове, разбитую бровь и гематому под глазом, но, к счастью, остался жив.

Другим проявлением насилия, угрожающего безопасности граждан, является захват административных зданий с целью политического давления.

Например, в конце января 2015 году в здание мэрии Кривого Рога ворвались агрессивно настроенные молодые люди во главе с бывшим депутатом Владиславом Штефаном. Они выломали двери сессионного зала и захватили помещения. В это время в здании находились около сорока милиционеров, но остановить нападавших они не смогли. Митингующие требовали люстрации мэра и депутатов.

Очевидно, что такие действия нарушают права лиц на безопасность и личную неприкосновенность, а любое насилие потенциально создает опасность для права на жизнь. Однако худшим для квалификации этого примера является то, что он не был единичным; кроме того, такие случаи игнорируются правоохранительными органами, что создает почву для повторения нарушений прав человека в будущем.

Например, в ноябре на сессии Черкасского областного совета представители «Правого сектора» без разрешения вышли на трибуну и озвучили критику в адрес нынешней власти, требуя отставки Президента Украины и Премьер-министра. То есть, нарушение процедурных норм и обоснования собственной позиции методом силы становятся обыденностью. Более того, представители «Правого сектора» были вооружены (факт чего даже не пытались оспорить), тем самым создавая потенциальную угрозу для всех лиц, присутствующих на сессии облсовета, и нарушая законодательство Украины. То, что намерения данной акции не были ненасильственными, с трибуны облсовета подтвердил один из бойцов «Правого сектора» (позывной Нимирний), сделав следующее заявление:

Если потянете меня назад в ярмо, именем национал патриотической революции вас казнят!

Он также открыто рассказал о созданных им для «борьбы с режимом» тайных организациях и ячейках. Данные факты подтверждают, что сейчас в Украине нарушается право на жизнь и безопасность, а принцип верховенства права заменен на право силы.

Обязательства государства гарантировать защиту жизни

Неспособность государственных, прежде всего, правоохранительных органов установить монополию на применение силы приводит к трагическим последствиям, которые с точки зрения права прав человека квалифицируются как нарушение права на жизнь. Следует особо подчеркнуть, что практика ЕСПЧ показывает, что государство должно не только не создавать собственными действиями угроз для жизни человека, но и реализовать гарантии защиты жизни людей.

Примером вышеупомянутой преступной небрежности государства стали события под Верховной Радой Украины 31 августа 2015 года. Тогда под стенами украинского парламента в Киеве произошли столкновения после голосования о внесении изменений в Конституцию относительно децентрализации. Часть протестующих начали наступление на здание Верховной Рады, которую охранял кордон правоохранителей, в сторону правоохранителей бросили боевую гранату. В результате столкновений погибли 4 бойца Нацгвардии, за медицинской помощью обратилось 179 человек.

Реакция правозащитных организаций

Однако наиболее интересным является то, что данная ситуация демонстрирует и другое измерение нарушений прав на безопасность и свободу. В частности, 29 октября состоялась публичная презентация отчета правозащитных организаций «События под парламентом 31 августа 2015 через призму прав человека».

Правозащитники в ходе собственного анализа пришли к выводу, что действия власти во время Майдана и в 2015 году являются аналогичными; то есть, политики, которые якобы боролись за права людей, возмущались действиями своих предшественников и даже применили к ним механизмы люстрации, произвольно нарушают права человека.

В частности, председатель правления ОО «Центр Гражданских Свобод» Александра Матвийчук заявила следующее:

Толчком для написания отчета стало ощущение дежавю у его авторов и наблюдателей этих событий — мы вспомнили 1 декабря 2013. Именно 1 декабря 2013 и 31 августа 2015 года мы увидели и неспособность государства выполнить свой долг по защите мирных собраний, и неадекватную модель реагирования на провокационные действия группы лиц во время проведения мирных собраний, и целый ряд нарушений процессуальных прав задержанных.

Кроме того, председатель Центра исследований правоохранительной деятельности Олег Мартыненко подчеркнул:

МВД не готовит профессионально личный состав, не меняет тактику охраны общественного порядка и это является угрозой как для участников мирных собраний, так и для жизни самих сотрудников. Можно предположить, что при более радикальной ситуации или более массовом противостоянии все сотрудники милиции не оказывали бы нужного сопротивления агрессии и не смогли бы сохранить общественный порядок. Здесь стояли практически необученные люди, которые выполняли роль живого щита, поэтому провокаторы, которых было не более 40 человек, могли действовать безнаказанно, хотя их можно было локализовать таким же количеством сотрудников и на это потребовалось бы не более 15 минут.

Все эти факты свидетельствуют о том, что именно государство пока не обеспечивает гражданам право на жизнь и должную безопасность.


ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ

Очень показательной с точки зрения нарушения фундаментальных прав является ситуация с вручением правозащитниками антипремии «Будяк года», лауреатами которой в 2015 году стали именно представители власти, которые нарушали права и свободы украинцев.

С помощью антипремии «Будяк года» Украинский Хельсинский союз по правам человека пытается привлечь внимание общественности к нарушениям прав человека и побудить к дискуссии вокруг проблем в правовой системе. Лауреатами антипремии традиционно становятся крупнейшие нарушители прав человека и основных свобод, а объявляются они в Международный день прав человека.

Среди лауреатов антипремии в очередной раз значится Национальный банк Украины (НБУ). Член жюри всеукраинской антипремии «Будяк года» Лариса Денисенко объяснила, что на этот раз это произошло из-за постановления НБУ, в результате которой дискриминацию потерпела группа лиц из числа жителей Крыма и Севастополя. Нацбанк признал их нерезидентами Украины, и переселенцы и другие люди не могли открывать счета в Украине и пользоваться целым рядом других прав. Прямым грубым нарушителем прав человека госпожа Денисенко назвала депутата Верховной Рады Константина Матейченка, который выдвинул, по ее словам, «опасную законодательную инициативу». Представленный им законопроект предусматривал введение уголовной ответственности за критику власти.

«Все мы могли быть дискриминированы по свободе слова и взглядов, убеждений и мирных собраний, это бы нивелировало бы профессию журналиста, как таковую. Это бы ударило и по волонтерским и правозащитным движениям», — заявила правозащитница. Таким образом, представители украинской власти не только часто выступают гарантами прав человека, но и непосредственно нарушают их.

Свобода перемещения

Временным порядком от 21 января 2015 был установлен режим въезда и выезда с территорий, неподконтрольных правительству Украины, чем одних граждан было искусственно отделено от других, а также были созданы дополнительные препятствия для доставки гуманитарных грузов.

По мнению правозащитных организаций, этот временный порядок:

  • не предусматривает возможности покинуть этот район из соображений безопасности;
  • противоречит Конституции Украины, в которой предусмотрено, что право на свободу передвижения может быть ограничено только законом;
  • препятствование выезду гражданского населения из районов, в которых могут происходить тяжелые и неизбирательные обстрелы, противоречит международному праву прав человека;
  • приводит к изоляции людей, которые находятся в неподконтрольных Правительству районах, от других частей Украины; препятствует диалогу и процессам примирения;
  • препятствует в получении доступа к социальным выплатам, медицинской помощи.

Кроме того, из-за длинных очередей, люди часто ищут обходные пути и дороги, которые могут не быть очищенными от мин и других взрывоопасных устройств. Например, 22 июля была ранена женщина (подорвалась на мине) при попытке обойти контрольно-пропускной пункт в районе города Волноваха (Донецкая область).

Положение людей, живущих в так называемой «серой зоне» особенно сложное. Из-за особенностей расположения дорог и контрольно-пропускных пунктов, жители таких контролируемых правительством населенных пунктов могут добраться до других контролируемых правительством поселений только по территории, контролируемой так называемой «ДНР», и осуществить пересечение линии соприкосновения. Для таких граждан Украины нет специальной упрощенной процедуры пересечения блокпостов.

Права человека в информационной сфере и право на приватность

Общепринятым в мире является баланс между правом людей на информацию и доступ к ней и правом на приватность и защиту персональных данных.

Правозащитные организации — как украинские, так и международные — неоднократно говорили о несовершенстве законодательства Украины в информационной сфере и его внутреннюю противоречивость. Однако в последнее время пренебрежение этими личными правами человека начало иметь своими последствиями нарушения и других прав — в частности, и права на жизнь.

Хорошим примером неправомерного сбора и обнародования информации о лицах является сайт «Миротворец», который был презентован Антоном Геращенко как «проект по сбору данных о террористах и сепаратистах, созданный группой единомышленников для помощи в работе МВД и СБУ».

К сожалению, содержание сайта совершенно не соответствует его названию, ведь он направлен не на примирение, а на разжигание вражды и ненависти. Более того, уже с самого начала создания сайт полностью игнорировал презумпцию невиновности и фактически мог нарушить нематериальные права лиц, не причастных к никаким преступлениям.

Неоднозначности работе сайта придало то, что до убийства экс-депутата Олега Калашникова и журналиста Олеся Бузины, их персональные данные были опубликованы на сайте «Миротворец» как лиц, подозреваемых авторами публикаций в сепаратизме и содействии иностранной агрессии. Однако, несмотря на все это, сайт продолжает работать и игнорирует все предостережения правозащитников.

В частности, Украинский Хельсинский союз по правам человека считает нарушением прав человека на защиту персональных данных публикацию личной информации на сайте «Миротворец». Председатель правления Украинского Хельсинского союза Николай Козырев сделал заявление о том, что «Союз считает абсолютно недопустимым публикацию персональных данных лиц без их на то согласия. Это, безусловно, является нарушением и должно быть расследовано соответствующими правоохранительными органами».

А украинский омбудсмен, Валерия Лутковская, была уверена, что публикация персональных данных на вышеупомянутом сайте нарушает права человека. Более того, она заявила, что должны быть внесены изменения в законодательство, которые позволили бы правоохранительным органам, в случае незаконной обработки персональных данных, блокировать работу того или иного сайта, независимо от того, где расположен сам сервер. Однако, к сожалению, ни критика правозащитников, ни негативные последствия работы сайта не заставили его учредителей или правоохранительные органы вернуть деятельность данного ресурса в правовую сферу.

Важно отметить, что статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года установлено:

Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Органы государственной власти не могут вмешиваться в осуществление этого права, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах национальной и общественной безопасности, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности, или защиты прав и свобод других лиц.

При этом аналогичная статья 32 Конституции Украины была истолкована в решении Конституционного суда Украины от 20.01.12р. по делу №1-9/2012, где указано, что информация о личной и семейной жизни — это любые сведения и/или данные бы отношения неимущественного характера, обстоятельства, события, отношения и т.д., связанных с лицом и членов его семьи (кроме определенной информации о должностных лицах государственных органов и органов местного самоуправления). Такая информация является конфиденциальной. Сбор конфиденциальной информации о лице без его согласия не допускается, как физическими, так и юридическими лицами — что является вмешательством в его личную жизнь. Данный подход применяется и в практике ЕСПЧ. В частности, в решении по делу «М.С. против Швеции» от 27 августа 1997 и по делу «X против Финляндии» от 25 февраля 1997 Суд указывает, что «разглашение информации может иметь разрушительные последствия для частной и семейной жизни человека и для его социального и профессионального положения, выставляя ее на бесчестье и подвергая опасности». То есть функционирование сайтов, подобных ресурсу «Миротворец», также ставит под сомнение соблюдение Украиной своих международных обязательств.

Справедливая цель не оправдывает противозаконные методы

Призывы к незаконному сбору информации и создание соответствующих баз данных стали очень распространенными в связи с нерасследованными преступлениями во время Майдана 2013-2014 годов. Однако справедливая цель — наказание виновных — не может оправдывать противозаконных методов.

Более того, именно так в который раз размывается презумпция невиновности, а гражданское общество заменяет собой государственные органы в сферах, где должна существовать монополия государства, и выступает гарантом прав всех граждан. В частности, создается угроза того, что параллельное общественное расследование перерастет в параллельные общественные судебные процессы.

Сейчас упоминания о так называемых «судах Линча» звучат исключительно как угрозы, однако никто не может дать гарантии, что после установки «виновных», они не будут реализованы. Таким образом, несистемные, на первый взгляд, нарушения прав лиц на приватность и охрану собственных персональных данных создают реальную угрозу для обеспечения лицам права на справедливый суд и даже права на жизнь. Именно поэтому все нарушения в информационной сфере должны быть расследованы правоохранительными органами, как этого и требовали правозащитники.


СВОБОДА ВЫРАЖЕНИЯ СОБСТВЕННОГО МНЕНИЯ

На сегодня продолжаются случаи преследования людей за их высказывания, а также имеют место факты цензуры. Правозащитные организации особое внимание уделяют делу Руслана Коцабы, в адрес которого, к тому же, постоянно осуществляются угрозы и давление на суд.

Отдельной проблемой является немотивированная жестокость к политическим оппонентам и неприятие аргументов лиц, законно избранных представителями граждан Украины. Одним из ярких проявлений такой жестокости стало явление мусорной люстрации, когда методы давления применялись к лицам, вина которых ни в одном противоправном действии не была установлена.

При этом, правоохранительные органы не обеспечили ни безопасности этих лиц, ни качественного расследования указанных правонарушений. И хотя власть полностью игнорирует такие нарушения прав человека, как представители гражданского общества, так и правозащитники осуждают их. Например, главный редактор газеты «Ратуша» Николай Савельев таким образом прокомментировал эту ситуацию:

Сегодня мусорная люстрация, а завтра могут быть убийства. Всегда нужно ставить определенные ограничители — завтра мы попадем в парламент, проголосуем за непопулярные законы и окажемся в помойке ….

Однако отсутствие надлежащей реакции со стороны власти поощряет продолжение нарушений прав человека в ходе мусорной люстрации. Например, в апреле 2015 года прикарпатские юристы написали обращение к Президенту Украины, министру юстиции, генпрокурору и министру внутренних дел с призывом привлечь к ответственности активистов «Правого сектора», которые бросили в корзину председателя областной юстиции Василия Кавацюка.

Юристы также требовали дать надлежащую оценку сотрудникам правоохранительных органов, которые не вмешались в ситуацию и допустили, как считают юристы, совершение преступления против личности. Однако «Правый сектор» никоим образом не учел предостережения юристов и расценил такие заявления враждебно. В частности, Провод организации военно-политического движения «Правый сектор» в Ивано-Франковской области распространил обращение, в котором назвал обращение юристов доносом и попыткой расколоть общество. При этом «Правый сектор» пообещал продолжить такие акции:

Поэтому начатая акция является бессрочной — до полной очистки преступной коррупционной системы. Ждем понимания и всесторонней поддержки общества!

Таким образом, такие нарушения прав человека стали системными в Украине и ставят вопрос об эффективности государственных учреждения и их способность устанавливать и охранять правопорядок.

Цензура в СМИ

Продолжается также давление и попытки ввести цензуру в отношении тех СМИ, которые публикуют мнения, альтернативные позиции официальных властей. Примером таких действий является ситуации с газетой «Вести» и каналом «112».

В то же время, народный депутат Украины и член парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации Юрий Павленко еще в июне 2015 года заявлял о том, что, к сожалению, в последнее время рейдерские атаки на СМИ, давление и вмешательство в работу независимых СМИ, а также журналистов стали регулярными. Методы, которые использует власть разнообразны, но цель одна — установить цензуру, уничтожить свободу слова и демократию в стране. Можно констатировать, что такая ситуация не была единичной и не касалась определенных отдельных персоналий. Например, уже в октябре 2015 года Савик Шустер заявил о получении сообщения от шести налоговых инспекторов о проверке его студии, что также можно считать давлением на свободу слова.

Примером нарушения свободы выражения собственных взглядов и права на доступ к информации является ситуация, которая произошла 16 ноября. Так, глуховский мэр Мишель Терещенко с использованием физической силы без всяких объяснений лично вывел из зала заседаний горсовета редактора газеты «Неделя» Оксану Коваленко. В то же время другим журналистам, которые находились в зале, он позволил остаться, продемонстрировав тем самым избирательное отношение к представителям СМИ. Такие действия представителя местного самоуправления нарушают положения Конституции Украины, Законов Украины «Об информации», «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине», «О порядке освещения деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в Украине средствами массовой информации», «О государственной поддержке средств массовой информации и социальной защите журналистов» и других нормативно-правовых актов, которыми закреплены гарантии деятельности СМИ.

Данная ситуация возмутила как журналистов и общество, так и политиков. Например, Виктория Сюмар, председатель комитета ВР по вопросам свободы слова и информационной политики, так прокомментировала вышеупомянутые события:

Журналист — это не просто журналист, через него видят мир миллионы людей. Хочу напомнить чиновникам, что за препятствование в работе журналиста они могут нести и должны нести уголовную ответственность в соответствии с 171-й статьи Уголовного кодекса.

Соответственно, единственным позитивом по результатам этой ситуации является то, что уголовное дело таки было возбуждено. Однако негативный прецедент неправомерных действий в отношении журналистов и на уровне местной власти, к сожалению, создан.

Санкции в отношении журналистов

Другим примером является введение Украиной санкций против ряда западных независимых журналистов. Так, 16 сентября Президент Украины Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 2 сентября, которое вводит расширенный список физических и юридических лиц, которых касаются санкции Украины за их причастность к дестабилизации в государстве.

Это вызвало волну возмущения у международного сообщества. Например, международная неправительственная организация в Нью-Йорке Комитет защиты журналистов осудила этот указ Президента, который распространяет санкции на по меньшей мере 41 журналиста и/или блоггера. С призывом к Порошенко отменить решение о санкциях против журналистов обратилась уполномоченная ОБСЕ по вопросам свободы слова Дуня Миятович и ряд организаций, в том числе и «Репортеры без границ».

Представитель берлинского бюро «Репортеров без границ» Кристоф Драер так прокомментировал ситуацию

Это вопиющее нарушение принципов свободы слова и совершенно неприемлемо. Кроме того, непонятно, как в списке оказались британские журналисты из Би-би-си и немецкий журналист Михаэль Рутц.

Последний также не понял, как он оказался в списке, ведь вообще никоим образом не комментировал событий в Украине. И хотя менее чем за сутки после подписания указа, которым вводились санкции против около 400 человек, среди которых и ряд западных журналистов, Петр Порошенко изменил свое мнение, факт нарушения прав журналистов на международном уровне имел место. Представитель президента Ярема Дух тогда сообщил, что глава государства распорядился вычеркнуть из списка журналистов из Великобритании, Испании и Германии.

«Учитывая значительный общественный резонанс и стратегическое значение отношений с Европейским Союзом, Совет национальной безопасности и обороны Украины поддержал предложение президента». — Говорится в обнародованном вскоре пресс-релизе СНБО. То есть даже в объяснении СНБО не упоминается тематика прав человека, и все сводится к политической целесообразности. То есть, сам факт введения санкций выглядит как произвольное нарушение прав журналистов, от которого власти отказались лишь под давлением общественности, а не из уважения к правам человека и верховенства права.

Подтверждают нарушение прав журналистов и их собственные исследования, например, мониторинг «Телекритики» за июль — октябрь 2015 года. Примером в данном исследовании является громкое событие с участием журналистов и тех, кто должен отвечать за их безопасность: на съемочную группу программы «Схемы», пока они снимали с улицы парк автомобилей во дворе одного из зданий СБУ, напал работник СБУ и задержал их. Когда скандал получил огласку, журналистов отпустили, но позже вместо того, чтобы разобраться в случившимся, угрожали и требовали, чтобы материал об их автопарк сняли с эфира.

Фиксируются также многочисленные случаи применения насилия к представителям оппозиции, в том числе и в стенах самого парламента. Однако никаких расследований таких позорных ситуаций нет.

Другим случаем является ситуация ноября 2015 года, когда следователь МВД на Согласительном совете парламента собирался вручить повестку депутатам от Оппозиционного блока Вадиму Новинскому, Наталье Королевской и Александру Вилкулу. Так как, в дальнейшем оказалось, что никаких доказательств совершения любых преступлений этими лицами нет, очевидно давление на оппозиционеров с целью ограничения свободы слова в Украине.


СВОБОДА МИРНЫХ СОБРАНИЙ

Сейчас можно говорить о повышении уровня обеспечения государством свободы мирных собраний. В то же время, некоторые местные советы приняли решения, ограничивающие свободу собраний, вопреки Конституции Украины, которая позволяет ограничения прав и свобод только по закону.

По состоянию на середину июня 2015 года, такие правила были введены в действие в 33 городах и поселках Украины, при этом часть из них были признаны противоправными судебными решениями. Команда проекта USAID Ukraine «Граждане в действии», например, в настоящее время ведет ряд судебных дел об отмене положений городских советов, которые ограничивают право граждан на мирные собрания. Офисом Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека по состоянию на июнь 2015 года совместно с неправительственными организациями были отменены аналогичные дискриминационные нормативно-правовые акты в 14 городах.

Пленум Высшего административного суда Украины как такого, который рассматривает дела указанной категории, во время своего заседания 22 мая 2015 года принял решение обратиться к Президенту Украины, Верховной Рады Украины, Кабинета Министров Украины относительно необходимости правового регулирования отношений по реализации права на мирные собрания. К сожалению, никаких активных действий от парламентской коалиции в этой сфере не было.

Совершение преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Украины согласно статистической информации Генеральной прокуратурой Украины в январе-июне 2015 года всего было заявлено о 13 преступлениях, предусмотренных статьей 340 УК: незаконное препятствование организации или проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций. По этим заявлениям шести лицам было сообщено о подозрении.

Прямое нарушение свободы собраний

Правозащитники и общественность также зафиксировали ряд прямых нарушений свободы собраний. Например, 6 октября 2015 года сотрудники милиции города Киева с применением физической силы разогнали активистов «Финансового Майдана», которые устроили протест на Бессарабской площади. Выражая свое несогласие с действиями украинского правительства, протестующие перекрыли движение по пути передвижения по пешеходному переходу. С точки зрения ПДД, действия протестующих не были противозаконными — поскольку движение по пешеходному переходу разрешено. Однако, сам факт появления акции протеста, очень не понравился власти. На место прибыл отряд сотрудников милиции, которые с агрессией начали силой оттягивать людей с пешеходного перехода.

Нередки и попытки власти осложнить реализацию права на мирный протест. Примером можно считать законопроект №2651 «О внесении дополнения в Уголовный кодекс Украины относительно подкупа участника массового мероприятия».

Правозащитник Михаил Лебедь был обеспокоен реализацией данной законодательной инициативы представителя партии власти и криминализацией права граждан на мирные собрания, митинги и демонстрации:

Не уверен, что после принятия такого законопроекта станет сильно меньше проплаченных митингов (особенно — предвыборных митингов крупных партий, контролирующих полицию). Но у организаторов непроплаченных митингов появится новая публичная опция — доказывать, что «не верблюд». При голословных обвинениях со стороны полиции, или при обвинении со сфабрикованными доказательствами.

О законодательном усилении контроля над мирными собраниями правоохранители заявляли и после трагических событий в августе 2015 года под зданием Верховной Рады.


ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАВА

Более 1,4 миллиона внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) по всей Украине продолжают сталкиваться с препятствиями в осуществлении экономических и социальных прав. Кроме того, влияние конфликта негативно повлиял на общую экономическую ситуацию, в результате чего страдает население по всей стране. По сравнению с декабрем 2014 года, реальные доходы снизились на 23,5 процента, а цены на основные товары выросли на 40,7 процентов. Уровень безработицы достиг 10 процентов, в то время как задолженность по заработной плате составляет 1,9 млрд грн. (около 87 млн долларов США).

Согласно опросу, проведенному Международной организацией по миграции, опубликованным 30 июля 2015 года, украинцы становятся все более уязвимыми к риску стать жертвами торговли людьми. Результаты опроса показывают, что около трех миллионов жителей Украины намерены искать работу за рубежом. В связи с ухудшением экономической ситуации и конфликта, они, как правило, склонны игнорировать наличие условий трудовых договоров.

Ужасным является и уровень сокращения заработных плат. Так, по данным ежегодного исследования рынка, который провела для издания «Новое Время» международная консалтинговая компания Hay Group, за год — с осени 2014 по осень 2015 зарплаты в стране, если перевести их в американскую валюту, в среднем сократились на 32%.

Со снижением столкнулись все категории работников. Так, средние годовые заработки генеральных директоров в Украине сократились с $59,6 тыс. до $ 55,4 тыс., директоров по маркетингу — с $32 тыс. до $23 тыс., топ-менеджеров по персоналу — с $26,8 тыс. до $22,5 тыс., а аккаунт-менеджеров — с $11,3 тыс. до $7,5 тыс. в год. Аналогичная картина и среди работников других уровней.

Исследование информационно-аналитического центра Info-Light свидетельствует о том, что после экономического кризиса 90-х и до 2015 года в Украине уровень минимальной заработной платы в основном рос не только номинально, но и реально. О чем свидетельствует в том числе и динамика минимальной заработной платы по отношению к курсу доллара. Исключением был только 2009, когда после экономического кризиса курс доллара поднялся с 5 до 8 грн.

Наибольший скачок заработной платы в долларовом эквиваленте состоялся в 2007-м — практически на 30%. Потому что в течение 2005-2008 и 2010-2014 гг. курс гривны был номинально стабильным, на начало 2014-го минимальная зарплата достигла долларового максимума за всю историю Украины — 152 долл. (1 218 грн. при курсе 7,99 грн./долл.). Однако за прошлый год ситуация изменилась коренным образом. По состоянию на начало года минимальная заработная плата опустилась до 77 долл., а 1 марта достигла минимального за 12 лет значения в денежном выражении — 43,8 долл.

По данным последних социологических исследований, более 61% украинцев отмечают уменьшение своих доходов за последнее полугодие. 54% опрошенных отмечают, что именно инфляция является негативным фактором, который влияет на их жизнь. Более 56% опрошенных подтвердили, что уже начали экономить на продуктах питания, чтобы выжить, получая зарплаты такого уровня.

Европейский Хельсинский союз в докладе за 2014 установил негативные тенденции заработных плат в долларовом эквиваленте. Было установлено, что, несмотря на то, что минимальная заработная плата является государственной социальной гарантией, ее законодательно определенный уровень недостаточен для обеспечения расширенного воспроизводства рабочей силы, поскольку она не учитывает семейной (расходы на содержание и воспитание детей) и налоговой составляющих (взносов на общеобязательное государственное социальное страхование и налога на доходы физических лиц). Например, минимальная заработная плата с 1 января 2014 года была установлена в размере 1 218 грн., что составляло 38,7% средней заработной платы за предыдущий месяц (3148 грн.), и в долларовом эквиваленте ($ 1/7,99 грн.) позволяла тратить в среднем в январе на одного человека почти $4,9 в сутки (пороговое значение — $ 5,0 США по паритету покупательной способности в сутки).

Право на достойный уровень жизни

Вышеупомянутый временный порядок строго ограничил поставки продовольствия и медикаментов в районы, контролируемые вооруженными группами — в частности установил запрет на перевозку коммерческих грузов с продовольствием и медикаментами, процедуры регистрации поставщиков гуманитарной помощи и налогообложения гуманитарной помощи. Из-за отсутствия упрощенных процедур для доставки гуманитарной помощи и долговременные проверки документов, гуманитарные конвои часто заблокированы в пунктах пропуска в течение многих часов.

По данным ЮНИСЕФ, в 1,3 млн детей и взрослых сталкиваются с серьезной проблемой доступа к чистой воде, из-за поврежденные или разрушенные водопроводные линии и с острой нехваткой воды, в районах, охваченных конфликтом в восточной Украине.

Право на социальную защиту

После решения Правительства Украины 2014 года, не было ни одного ассигнования из государственного бюджета на социальные выплаты, в том числе пенсии, а также для социальных учреждений, которые продолжают действовать в районах, неподконтрольных Украине. Таким образом, права лиц, которые продолжают там жить, на социальную защиту полностью нарушены.

По состоянию на 15 августа, из 1,126,508 зарегистрированных семей вынужденных переселенцев, 455,566 получали финансовую поддержку от правительства Украины. Правозащитные организации получали несистематические сообщения о единичных случаях людей, которым было отказано в регистрации в статусе ВПО. Из-за несоответствия в законодательстве, люди, которые приезжают из районов, контролируемых правительством, прежде всего тех, которые находятся близко к линии соприкосновения, испытывают трудности в получении статуса ВПО.


ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВЫЙ СУД И НАКАЗАНИЯ ВИНОВНЫХ В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Сейчас в Украине не закончена судебная реформа, в результате чего граждане продолжают страдать от произвола судейской ветви власти. При этом, нет постоянных судебных процессов по событиям на Востоке Украины, а также событий во время массовых протестов в 2013-2014 годах.

События в Одессе мая 2014 года

Это касается и расследования трагических событий в Одессе в мае 2014 года, в результате которых погибли 48 человек: 6 — от огнестрельных ранений, 32 — в пожаре в Доме профсоюзов от дыма и газа, 10 человек выпали из окон во время пожара и разбились. Среди погибших — 7 женщин и один несовершеннолетний. Противостояние между различными политическими группами протестующих и активистов тогда началось в центре Одессы, а впоследствии часть активистов начала отходить на место первой дислокации, Куликово поле. Именно там, на Куликовом поле, было больше жертв, в частности, в Доме профсоюзов, в котором в результате противостояния произошел пожар.

Более того, хотя даже международные институты привлекали внимание Украины к необходимости более тщательно расследовать вышеупомянутые события в Одессе, на практике происходит только вмешательство активистов в процесс расследования, который сейчас вряд является независимым. Последним примером является то, что в ноябре 2015 года коллегия одесских судей по делу о трагедии 2 мая под давлением написали заявление об отставке.

Ранее в понедельник представители «Правого сектора» заблокировали здание Малиновского районного суда в Одессе, требуя отстранения судей, принявших решение о возможности освобождения под залог пятерых фигурантов дела о беспорядках 2 мая. Так, Малиновский районный суд Одессы продлил на два месяца арест задержанным по делу о массовых беспорядках в городе, впервые допустив возможность их освобождения под залог. Таким образом, активисты не создают даже видимости независимого расследования; имеет место давление на суд, нарушения прав задержанных.

В общем, по итогам одесских событий власть Украины начала три расследования. Первое касается действий милиции 2 мая и освобождения задержанных 4 мая — после штурма милицейского участка активистами. Второе расследование касается массовых беспорядков в центре города и пожара в Доме профсоюзов. Третье — действий спасателей Госслужбы по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) во время пожара. При этом, в отчете Международной консультативной группы Совета Европы, представленном в ноябре 2015 года, было установлено, что расследование событий 2 мая в Одессе в целом не соответствует требованиям Европейской конвенции по правам человека. В отчете отмечено, что расследованию не хватало и ресурсов, и качества, и независимости.

Таким образом, целью данного процесса не является установление действительно виновных в трагедии; а государство никоим образом не гарантирует независимого и быстрого процесса расследования и никак не защищает судей от давления. То есть, нарушаются права судей, подозреваемых, потерпевших и родственников погибших — а государство продолжает стоять в стороне.

Протесты в Киеве зимы 2013-2014 годов

Не лучше ситуация с расследованием дел о протестах в Киеве зимы 2013-2014 годов, о чем говорят и правозащитники.

«Печальное отсутствие прогресса в деле восстановления справедливости в отношении всех, кто был убит, ранен или понес пытки, стала очередным свидетельством глубоких недостатков украинской системы уголовного судопроизводства», — прокомментировала эту ситуацию директор представительства Amnesty International в Украине Татьяна Мазур.

В то же время, поскольку государство имеет все инструменты для расследования, такое бездействие вызывает определенные подозрения: ведь или определенные ситуации пытаются скрыть, или общество сознательно провоцируется на радикализацию. Согласно опросу, проведенного Киевским международным институтом социологии по заказу ZN.ua., 45,1% украинцев назвали причиной нераскрытых резонансных преступлений, совершенных в период Майдана и после, заинтересованность власти в нераскрытии преступлений. На выразительность показателя повлияли одесситы, среди которых этот вариант ответа выбрали 65,3%, что не удивительно, принимая во внимание вышеупомянутые факты ходу расследования событий в Одессе.

Показательность процессов над силовиками относительно событий зимы 2013-2014 годов говорит об избирательном правосудии, пренебрежении презумпцией невиновности и принципа личной ответственности. В частности, защита бывших бойцов спецподразделения «Беркут» Сергея Зинченко и Павла Аброськина, обвиняемых в убийствах 39 активистов Евромайдана, заявляет об отсутствии в материалах дела доказательств их вины.

Адвокат Аброськина Александр Горошинский сообщил, что его подзащитный признал свое пребывание 20 февраля на улице Институтской, но отрицает свою причастность к расстрелу митингующих. Адвокат отметил, что Генпрокуратура не имеет доказательств того, что с личного (номерного) оружия, которое было закреплено за Аброськиным, был сделан хоть один выстрел и погиб хоть один человек. Он также заявил, что опасается несправедливого суда над экс-беркутовцами, и считает, что требование прокуратуры о пожизненном заключении для обвиняемых является чрезмерным. То есть, целью данных дел является не установление лиц, виновных в убийствах протестующих, а создание красивой картинки активных действий новой власти. Таким образом, нарушаются как права жертв и их родственников, так и права подозреваемых, в том числе на свободу и справедливый суд.

Другой важной проблемой, по мнению правозащитных организаций, является отсутствие единообразия в квалификации подобных преступлений. В то время как в некоторых случаях члены вооруженных групп были обвинены по статье 258-3 (создание террористической группы или террористической организации), в других случаях суды признали их виновными по статье 260 (создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований) Уголовного Кодекса Украины, подчеркивая, что ни так называемая «ДНР», ни так называемая «ДНР» не были признаны террористическими организациями в соответствии с законодательством Украины. Хотя в обоих типах случаев виновные лица были осуждены за одинаковые фактические действия, то есть участие в вооруженных группах, признаны виновными по статье 258-3 были приговорены к более длительным срокам лишения свободы, чем те, кто были обвинены в соответствии со статьей 260 Уголовного кодекса.

Исполнение судебных решений

Другим вопросом является выполнение судебных решений в Украине. По данным Украинского Хельсинского союза, статистика свидетельствует, что в Украине не выполняются 95% решений Европейского Суда и около 70% решений национальных судов. Это означает, что право украинцев на справедливый суд постоянно нарушается. Особенно если должником выступает государство.

Причинами такой ситуации правозащитники называют: мораторий на продажу имущества государственных предприятий, отсутствие должного контроля за исполнением судебных решений и отсутствие эффективной судебной защиты прав собственников.

Право на доступ к суду многими правозащитниками ставится под сомнение из-за вступления в силу новых положений (речь идет о законе о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно уплаты судебного сбора) по размеру судебного сбора. Адвокаты и правозащитники ссылаются на статью 3 Конституции, которая устанавливает, что права и свободы человека и их гарантии определяют содержание и направленность деятельности государства.

При этом очевидно, что в нищенских условиях невозможно реализовать большинство прав, предусмотренных Конституцией: на жилье, образование, медицинскую помощь и т.д.; то есть положения Основного Закона, которые являются нормами прямого действия, превращаются в пустые декларации. А после увеличения ставок судебного сбора под сомнение ставится и право на суд. Ведь чтобы обжаловать в административном суде бездействие должностного лица, которое игнорирует гарантированные вам законом права (при этом получая заработную плату из ваших же налогов), и не предоставляет надлежащий ответ в установленный срок, нужно уплатить судебный сбор в размере 551 грн. То есть, люди фактически теряют доступ к суду.


ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ ВЗЯТЫХ УКРАИНОЙ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

5 июня 2015 года правительство Украины проинформировал Генерального секретаря Организации Объединенных Наций и Генерального секретаря Совета Европы, что он будет отступать от некоторых государственных обязательств по МПГПП и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года. Согласно тексту постановления украинского парламента от 21 мая 2015 года, она была принята в связи с аннексией и временной оккупацией со стороны Российской Федерации Крыма и действиями Российской Федерации на территории некоторых районов Донецкой и Луганской областей.

В постановлении предусмотрено отступление от некоторых прав, которые были интерпретированы и истолкованы Комитетом Организации Объединенных Наций по правам человека как таковые, от которых не допускается отступлений. Они включают в себя право на эффективные средства правовой защиты и процессуальные права, в частности, надзор со стороны судебного органа относительно законности содержания под стражей.

Такое решение будет иметь негативное влияние на осуществление прав человека в некоторых районах Донецкой и Луганской областей и на общий уровень уважения к правам человека в Украине.


ИЗБИРАТЕЛЬНЫЕ ПРАВА

14 июля 2015 года парламент принял новый закон о местных выборах, по которому лицо имеет возможность голосовать только по месту своей регистрации. Это означает, что ВПЛ не могут голосовать по месту своего временного проживания, что де-факто создаст препятствия для многих из них на участие в избирательном процессе. Согласно принципу 22 Руководящих принципов ООН по внутреннему перемещению, ВПЛ не подлежат любой дискриминации вследствие их перемещения, в частности при пользовании правом на участие в делах общины (на равноправной основе) и правом голосовать.

Эксперт по вопросам внутренне перемещенных лиц Института общественно-экономических исследований Татьяна Дурнева по результатам выборов дала такую оценку состояния голосования переселенцев:

Внутренне перемещенные лица — это около 3,7 % избирателей Украины. На сегодня действительно известно лишь об одном крымчанине Якове Витюке, который смог проголосовать на местных выборах 25 октября. Это было первое из всех судебных дел, которые рассматривал Киевский административный апелляционный суд по включению внутренне перемещенного лица в списки избирателей. Но уже через несколько часов в том же суде подобный иск рассматривала другая коллегия судей, которая отказала истцу Жанне Зиновьевой — жене Якова Витюка. Получив отказ в апелляционном суде, она планирует обращаться в Европейский суд по правам человека, причем ее требования — не просто восстановление политических прав, но и компенсации морального ущерба.

16 ноября, в Международный день толерантности, Коалиция по противодействию дискриминации в Украине обнародовала имена лиц и организаций, которые наиболее злостно нарушали принципы равенства и недискриминации в Украине на протяжении года. В номинации «Самая опасная законодательная инициатива» антипремию получает Верховная Рада Украины, которая лишила права голосовать на местных выборах 2015 года более миллиона вынужденных переселенцев из Донбасса и Крыма.

Кроме того, хотя правозащитные организации приветствовали наличие в вышеупомянутом законе нормы, которая способствует нивелированию гендерной дискриминации пассивного избирательного права, следует одновременно отметить, что не существует надлежащей ответственности за ее нарушение, поэтому на практике она не выполняется.

 

Следует отметить, что Национальная стратегия предусматривает, хотя и декларативно, необходимость борьбы с вышеназванными недостатками и нарушением.

 

Таким образом, уровень защиты и гарантирования прав человека в Украине необходимо повышать. Очень точным является тезис, высказанный Украинским Хельсинским Союзом:

Процессу реформ в Украине также присущи свои особенности, одна из которых связана со сферой прав и свобод человека. Так, оценив основные тенденции нарушений прав человека в Украине в течение 2014 года, правозащитники пришли к выводу, что основные усилия государства тратятся на военный конфликт и борьбу с коррупцией, а права человека страдают. То есть, существенно нивелируется действие одного из основных критериев успеха любой реформы — ее ценностная основа и границы проведения, что, в свою очередь, влияет на уровень ее эффективности. Кроме того, такое положение дел обусловливает отклонением от стратегического направления реформ, а, следовательно, и от конечной их цели.

Кроме того, раз важно подчеркнуть, что невозможно построить правовое государство неправовыми методами; а права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого. Кроме того, именно равенство всех граждан и толерантность к лицам с другими убеждениями и взглядами является основой европейского государства.

Любое нивелирование этих принципов, какими бы красивыми терминами оно ни называлось, ни к чему хорошему в государстве не приведет и является недопустимым. Ведь достижения цели любыми средствами точно не имеет ничего общего с правовым государством; а в случае Украины еще и отделяет нас от нашей цели — страны, где царит верховенство права и гарантируются права и свободы всех граждан и других лиц, находящихся под юрисдикцией Украины.

Системность нарушений прав человека в Украине показывает, что уже сейчас необходим новый подход к государственной политике. Важно начать строительство Европы в Украине, отказавшись от силовых методов политической борьбы, противоправного давления на оппонентов, поблажек для нарушений прав и свобод человека, нивелирования верховенства права.

Именно развитие демократической, толерантной и мирной Украины должно стать объединяющим фактором как для всех политических сил, так и для украинского общества. Права человека должны перестать использоваться как красивый, однако декларативный лозунг, а их защита должна основываться на четкой, прозрачной и всеохватывающей государственной политике.

Объединение всех украинцев вокруг принципов верховенства права и законности позволит не только сохранить целостную Украину, но и заложит фундамент ее будущему процветанию.

Данные тезисы в данный момент осознаются частью украинского политикума, примером чего является речь на заседании Согласительного совета Верховной Рады Украины народного депутата, заместителя председателя депутатской группы «Воля народа» Андрея Деркача:

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone