Правовой анализ РПР основных недостатков законопроекта № 4057

Нормы законопроекта № 4057 об обращении в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них, искажает международные стандарты конфискации активов, предусмотренные в Конвенции ООН против коррупции и Директиве ЕС 2014/42/EU о замораживании и конфискации средств совершения преступлений и доходов, приобретенных в преступный способ.
  • Законопроект переводит бремя доказывания законности активов на собственника имущества, что даже в развитых странах мира применяется в исключительных случаях.

Так, по проекту закона, чтобы конфисковать имущество, прокурору в уголовном процессе достаточно лишь доказать, что собственником имущества являются третьи лица, которым это имущество было передано подозреваемым в уголовном производстве по ряду статей Уголовного кодекса (№191, №368, №368 (2), №369 (2), №209, №255). Имущество изымается по решению суда, если владелец или третье лицо не докажет законность происхождения такого имущества и если размер такого имущества не соответствует задекларированным официальным доходам владельца имущества. Поскольку обязанность декларирования не распространяется на всех физических и юридических лиц, то не все владельцы смогут доказать законность приобретения имущества. Таким образом, будет очень трудно установить, что третье лицо является добросовестным приобретателем.

Международные стандарты конфискации активов, в исключительных случаях, предусматривают возможность частичного переложения бремени доказывания на сторону ответчика. При этом прокурор должен обязательно доказать связь имущества с преступной деятельностью ответчика. Исключением может быть расширенная конфискация, которая позволяет конфисковать все имущество владельца, который не может доказать законность его происхождения, но это возможно только на основе приговора суда, который устанавливает факт совершения лицом соответствующего преступления. Именно это, например, предусмотрено в соответствии со статьей 5 Директивы ЕС о замораживании и конфискации средств совершения преступлений и доходов, приобретенных преступным образом. Законопроект № 4057 нарушает этот международный стандарт, поскольку предлагает расширенную конфискацию до вынесения приговора суда, когда наличие состава преступления не доказано.

  • Законопроект не предусматривает даже обязанности сообщить владельцу о начале процедуры обращения его имущества в доход государства.

Упоминается только, что прокурор сообщает защитника подозреваемого о наличии такого ходатайства, однако не детализируется, каким образом и в какие сроки.

По международным стандартам конфискации преступно приобретенного имущества, обязательной гарантией защиты права собственности является заблаговременное уведомление владельца и всех заинтересованных сторон о том, что государство планирует конфисковать принадлежащее ему имущество. В США, например, такое уведомление направляется различными способами коммуникации (смс, email, почтовое сообщение) на прямую собственнику и размещается в публичном доступе в открытых источниках. Предоставляется время, чтобы все заинтересованные стороны заявили свой правовой интерес в отношении имущества. Четко прописана процедура и порядок заявления таких ходатайств.

  • Законопроект № 4057 игнорирует такое фундаментальное требование, создавая механизм конфискации активов, о которой владелец будет узнавать постфактум и которую на практике не сможет обжаловать.

Законопроект обязывает суд рассмотреть ходатайство в течение 10 дней со дня поступления его в суд. В то же время, обязательного присутствия владельца имущества на судебном заседании, где происходит рассмотрение ходатайства, не предвидится. При этом, одним из четырех вопросов, которые суд должен установить, является вопрос о возможности подозреваемого или третьего лица доказать законность приобретения ими прав на это имущество. Законопроект предусматривает возможность обжаловать решение суда в апелляционном порядке. Такое решение должно быть вручено лицу-владельцу имущества, которое обращается в доход государства. Если постановление не оспаривается, то подлежит немедленному исполнению.

Такой подход ставит под угрозу фундаментальное право частной собственности, которое в соответствии со ст. 41 Конституции является «незыблемым; принудительное отчуждение объектов права частной собственности может быть применено только как исключение по мотивам общественной необходимости, на основании и в порядке, установленных законом, и при условии предварительного и полного возмещения их стоимости (реквизиция); а конфискация имущества — исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных законом«.

  • РПР отмечает, что действующее законодательство позволяет без введения дополнительных законодательных изменений конфисковать имущество Януковича и его соратников, даже если оно записано на третьих лиц.

Для этого в рамках уголовного процесса прокурор должен доказать преступное происхождение такого имущества, руководствуясь ст.cт. 96-1, 96-2 Уголовного кодекса Украины и получить приговор суда.

Законодательство по специальной конфискации уже принято Верховной Радой в феврале 2016 года на выполнение плана действий по внедрению безвизового режима для Украины и было положительно оценено и одобрено экспертами Европейского Союза.

За год до этого — в феврале 2015 года — были внесены изменения в законодательство, которые позволяют расширенную конфискацию имущества, законность происхождения которого не установлена, независимо от его связи с преступлением, в гражданском или уголовном процессе после осуждения лица за коррупционное преступление. При этом именно осуждение может быть осуществлено в отсутствие обвиняемого, если он скрывается от следствия и объявлен в розыск.

 

Источник: Реанимационный пакет реформ

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone