Татьяна Козаченко в скором времени уйдет в отставку

Руководитель люстрационного департамента Минюста Татьяна Козаченко заявила, что вскоре покинет должность.

Юрист Татьяна Козаченко пришла на госслужбу после революционных событий на Майдане, оставив адвокатскую практику и работу в Общественном комитете по вопросам люстрации. «Нелогично, если в государственном органе не будет человека, который сможет обеспечивать связь и возможность координировать вопросы люстрации«, — говорила тогда она, пишет газета «Экспресс«.

Но, поработав в правительстве чуть более полутора лет, решила оставить пост. «Я планирую увольняться, — сообщила чиновница. — Я готова была посвятить государству два года. Но я не могу. Уже два года проедаю все, что заработала за свою жизнь. Я не держусь за должность, я хочу вернуться в адвокатуру…»

— Вы заявили о готовности уйти с должности руководителя люстрационный комитета. Что побудило вас к такому решению?

— На самом деле я планирую выполнить свои обязательства. Когда шла на государственную службу, то задекларировала, что готова посвятить два года своей жизни работе на государство, фактически — поработать волонтером. Я хотела увидеть государственную машину изнутри, понять, изменения в стране вообще возможны ли. Я буду работать до ноября. Если бы видела, что есть политическая воля к изменениям, то могла бы и больше времени быть волонтером. Однако сейчас я не работаю, а борюсь за право что-то сделать и доказать. Притом, что мне в большей степени не помогают, а мешают. Система построена так, что отцементировать ее очень трудно. Думаю, на общественных началах смогу сделать больше. Я не завершаю своего дела.

— С какими именно ожиданиями вы шли на государственную службу?

— Я имела уверенность, что после событий, произошедших в стране зимой 2013-2014 годов, люди во власти переродятся. Надеялась, что политическая воля, в том числе и тех, кто стоял на сцене Майдана, полностью будет отвечать не просто европейским ценностям, а ожиданиям гражданского общества, которое родилось. Я не думала, что могу дважды ошибиться. Но ошиблась. Те, кто был во власти, и те, кто пришел — фактически такие же. Они не переродились и дальше оставляют за собой перераспределение сфер влияния. Я не увидела той политической воли к изменениям, которую декларировали с трибуны политсилы. Их слова и их дела серьезно различаются.

— Как оцениваете люстрационный процесс, к которому имеете непосредственное отношение?

— Люстрация не сработала в полной мере, как это было задумано. Есть случаи саботажа, когда государственные служащие, подлежащих освобождению, остаются на должностях. Почему? Потому что кто-то из чиновников не принимает решения об увольнении, считая себя выше закона. Или судебные органы принимают незаконное решение, которое дает возможность государственному служащему и дальше находиться в должности. Все происходит под прикрытием «сверху».

Хочу подчеркнуть: люстрация не влияет на качество новых кадровых назначений. Возьмем, например, прокуратуру. Прокуроры, работавшие при Януковиче, уволены. Но на их место поставили людей с той же системы — их заместителей, подчиненных и так далее. Вместо того, чтобы провести конкурс, назначить профессиональных юристов, осуществить реформу прокуратуры.

К сожалению, люстрация не решает наболевших вопросов государства. Наше государство — как отравленный организм. Он нуждается в лечении. Люстрация — как капельница, которая поддерживает отравленный организм, но не лечит его. Она является одним из механизмов, необходимых для оздоровления страны, а не лекарствами для нее.

— Закон «Об очищении власти» сейчас находится на рассмотрении Конституционного Суда. Как считаете, может ли КСУ признать некоторые положения закона неконституционными, как того требуют авторы представления?

— Думаю, говорить о результате рассмотрения в этом случае нет смысла. Из-за дефектов нынешнего состава Конституционного Суда. Дело в том, что шесть судей КСУ сейчас имеют конфликт интересов — они сами подпадают под действие закона об очищении власти. Имею в виду судей, которые в 2010 году голосовали за отмену части положений Конституции и предоставление более широких полномочий Януковичу. Двое из них, кстати, назначенные по квоте Президента. Порошенко может воспользоваться правом уволить их, но до сих пор этого не сделал. Что интересно, когда он был народным депутатом, то проголосовал за освобождение судей, назначенных по квоте Верховной Рады, которые в 2010-м поддержали изменения в Конституцию.

— Верите в то, что кардинальное очищение власти рано или поздно произойдет?

— Очищение власти не ограничивается люстрационным законом. Это широкий процесс, который реализуется через восстановление доверия к судебной власти (имею в виду судебную реформу), через выполнение антикоррупционных законов и тому подобное. Если бы должным образом работали милиция (теперь уже полиция), прокуратура, суды, то стране не нужен был бы люстрационный закон. Правоохранительные органы — это своеобразные национальные институты очистки, которые есть в каждой стране. Иначе, но определенные сдвиги есть. Изменилось общество, оно увеличивает вес. Думаю, что изменения уже необратимы. Вопрос лишь в том, насколько процесс изменений будет долгим и трудным.

 

Автор: Наталья Васюнець
Источник: Экспресс

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone