Законопроект по безвизовому режиму с ЕС нарушает права человека — эксперт

На данный момент существует два законопроекта, которые должны регулировать порядок выдачи документов, удостоверяющих личность. В частности, законопроект №1632 «О документах Украины, удостоверяющих личность и дающих право выезда за границу», к работе над которым присоединялись эксперты, а также правительственный законопроект №3224.
 

В эфире телеканала «Громадське» исполняющий обязанности председателя Государственной миграционной службы Украины Максим Соколюк и заместитель председателя правления Центра политико-правовых реформ Виктор Тимощук рассказали об изменениях, которые готовит украинцам один из законопроектов так называемого безвизового режима №3224 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно документов, подтверждающих гражданство Украины, удостоверяющих личность или ее специальный статус, направленных на либерализацию Европейским Союзом визового режима для Украины».

Этот законопроект решает вопросы контроля за людьми, которые могут пересекать границу со стороны Украины в контексте либерализации визового режима? Но, наверное, не только это?

Максим Соколюк: Проект закона №3224 — это изменения в действующий с 2012 года Закона Украины «О едином государственном реестре». Миссия экспертов Евросоюза выразила несколько замечаний в действующий закон, которые мы внесли в законопроект №3224. Прежде всего, это касается выдачи новых внутренних паспортов, так называемых ID-карточек, и работы системы самоидентификации. Основа работы паспортной системы — идентификация граждан.

Этот законопроект резко раскритиковали народные депутаты. В частности, председатель парламентского комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев. По его мнению, он не прошел анализ комитета на коррупционную составляющую и считает, что создаются возможности для коррупционных действий.

Максим Соколюк: Мы получили замечания от народных депутатов и внесли правки в законопроект.

Виктор Тимощук: Думаю, правительство манипулирует этим законопроектом. Его основная цель, которая названа в этом документе — выдача внутренних ID-документов, на сегодня уже урегулирована законодательством. Есть закон о демографическом реестре, который мы категорически не воспринимаем, но он действует и предусматривает выдачу этой паспортной карточки и постановление Кабинета министров, утвердившее две формы карточки.

Кроме этого, есть две серьезные претензии к этому законопроекту с точки зрения процедуры. Это паспортный законопроект, который должен попасть в Комитет по правам человека, а вместо этого его направляют в Комитет иностранных дел, а затем в Комитет информатизации, который его одобряет. По сути, у законопроекта есть два опасных момента.

Во-первых, он предлагает новой теперь власти легитимизировать Единый государственный демографический реестр. Для тех, кто занимается приватностью очевидно, что это неприемлемая база данных для демократического государства. Во-вторых — легитимизация Государственного предприятия «Документ», как посредника в выдачи паспортных документов. Существует альтернативный проект закона №1632. Он был зарегистрирован еще полгода назад, прошел экспертизу Совета Европы и имеет положительные заключения, но не продвигается. Зато, за две недели до «безвизового дня» появляется №3224 и его нужно немедленно принимать.

Максим Соколюк: Законопроект №1632 не предусматривает идентификацию граждан, он предусматривает только реестр выданных документов. Вопрос идентификации мы должны были решить еще перед введением биометрических паспортов для выезда за границу, но тогда это не было урегулировано. Поэтому, предпосылкой выдачи или замены внутренних документов должна стать идентификация граждан.

Сейчас она плохо работает?

Максим Соколюк: Сейчас она работает на бумажных носителях. Все, что должен содержать демографический реестр, определено законом в 13-ти пунктах. 12-ть из которых уже существуют на бумажных носителях, кроме отпечатков пальцев, хранящихся в архиве Государственной миграционной службы (далее по тексту — ГМС).

Но 13-й пункт – это информация из Визовой информационной системы (далее — ВИС), которая по мнению экспертов является базой данных. Мы этот пункт изменили. В новой редакции указано, что информация с ВИС — это время и дата поступления данных.

Для чего вообще нужна такая идентификация гражданина, если этот законопроект, который приближает нас к безвизовому режиму с Евросоюзом — это требование Европы? И в чем она именно заключается? Чего они опасаются?

Максим Соколюк: Европейские эксперты настаивают, что мы должны точно знать кому выдаем документы и должны обеспечить идентичность граждан.

То есть, должен быть электронный реестр где, при возникновении вопросов, можно проверить настоящий ли это документ? Это справедливое требование?

Виктор Тимощук: В некоторых странах мира существует реестр населения, но, ключевой вопрос: сколько информации можно иметь в одном реестре? Информация должна быть в достаточном объеме, но не чрезмерна. То есть, если вы хотите получить загранпаспорт, то я, как государство, не имею права запрашивать информацию о ваших детях или о вашем браке, так как для загранпаспорта это не имеет значения. Сегодня эта информация на бумажных носителях, но надо помнить, что электронную информацию легко обрабатывать и легко найти. Кто будет иметь к ней доступ и как он ею воспользуется? Это большие риски. Мы не выступаем против электронного реестра, но в цивилизованных странах это или паспортный реестр, или реестр населения, и в нем есть только та информация, которая есть в паспортном документе, и не более.

Максим Соколюк: Вопрос биометрических документов встал после теракта в США, когда выяснилось, что невозможно на 100% установить достоверность бумажных документов. Поэтому было предложено включить в документы электронный носитель информации, содержащий технические средства security control (с англ. «Контроль безопасности» — ред.) — Специализированные открытые и закрытые ключи. Это дает возможность подтвердить, что данный документ издан гражданину той или иной страны.

Виктор Тимощук: Есть вопросы относительно внутреннего документа, который предлагают ввести, так называемая ID-карта. По сути, тот же паспорт, но в более удобной форме. В какой он должен быть форме?

Есть два варианта: просто пластиковая карточка, с достаточным уровнем защиты от подделок, или с цифровым носителем информации.

В Европе такие ID-карты с цифровыми носителями, так как на них действительно есть отпечатки пальцев и жители стран ЕС путешествуют с этими документами между странами, им не нужен загранпаспорт. Украинцам, этот документ ничего не даст.

Образец бланка паспорта гражданина Украины_1

Источник: Громадське

Образец бланка паспорта гражданина Украины_1

Источник: Громадське

В законопроекте №3224 не предусмотрено нанесение графической информации о месте регистрации лица, и мы два года призывали ГМС исправить этот недостаток. У человека все время спрашивают место жительства: избирательном участке, в поликлинике, в банке, у нотариуса, на работу, везде проверяют ваше место жительства. Если эта информация будет записана только на электронном носителе, это означает, что кому-то надо иметь еще дополнительные устройства, чтобы читать этот документ. В Германии тоже цифровой ID-документ, но делается простая наклеечка с адресом, которая стоит копейки и это технически регулируется.

Максим Соколюк: Информация о месте регистрации конечно вызывает дискуссию. Мы имеем опыт Германии, опыт других стран, но, если наклейку не защитить, ее будут подделывать так, как сегодня подделывается штамп в паспорте с местом регистрации. Мы предложили решение, при котором данные о регистрации содержатся в электронном реестре, и гражданин может бесплатно получить выписку из реестра с этой информацией.

Виктор Тимощук: Сколько этом будет стоить? Сколько будет стоить ID-карта? Есть ли уже расчет? Сколько будет стоить оборудование, чтобы можно было с этими карточками работать?

Представителями ГМС называлась сумма в 300 000 гривен для оборудования одного рабочего места. Мы не настолько богатое государство, чтобы проводить дорогие реформы, эффект от которых будет минимальным. На сегодня существуют значительно более простые и дешевые электронные возможности.

Максим Соколюк: Срок действия документов, которые будут введены с 1 января 2016 года — 10 лет. Это достаточно долго, поэтому мы должны думать наперед. Заменить бумажный документ лишь куском пластика, возможно более защищенным, но куском пластика, который не добавляет никаких функций — неправильно. Например, в Киргизии с помощью такой карты с цифровой подписью можно голосовать на выборах. Электронная цифровая подпись расширяет возможности сервисов для граждан.

На самом деле это соблазнительно. Там есть твоя электронная подпись и ты можешь с помощью нее проводить какие-то операции. Это будет единый документ для того, чтобы выезжать за границу?

Максим Соколюк: На сегодня нет. Но через два-три года – это вполне возможно, так как этот документ будет соответствовать всем международным требованиям.

Сколько будет стоить ID-карта?

Максим Соколюк: Мы еще не получили детального предложения от государственного предприятия, которое занимается изготовлением карточек. По приблизительным подсчетам это будет стоить около 180 гривен. Когда мы будем иметь точную информацию, то проведем соответствующую кампанию по разъяснению когда и кому нужно менять документы.

Виктор Тимощук: Как государство может проводить такую реформу, не имея точного расчета сколько это может стоить? И сколько стоит создание демографического реестра? Еще во времена Януковича называлась стоимость создания демографического реестра – 800 млн. гривен, тогда это было 100 млн долларов.

Максим Соколюк: На сегодня, до начала работы с документами и внедрения с 1 января 2016 внутренних документов уже потрачено около 200 млн. гривен.

Обязательно нужно будет менять внутренний документ?

Максим Соколюк: Это не принудительно. Сегодня ни в проекте закона, ни в постановлении Кабмина такой нормы нет. Все документы действительны на срок, на который они выданы.

Председатель комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко отмечает, что этот законопроект наоборот может ухудшить вопрос либерализации визового режима, поскольку он противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и Конвенции о защите лиц в связи с автоматизированной обработкой персональных данных 1981 года.

Максим Соколюк: Мы получили достаточно четкие замечания от уполномоченного по правам человека. После переговоров и дискуссий мы решили все спорные вопросы.

Виктор Тимощук: Но тот демографический реестр, который мы имеем сейчас, предполагает сбор информации, начиная с места рождения, места жительства, имени, и всего остального так же информацию и о вашем браке, ваших детях, ваших родителях, о выданных государством документах. Риск в том, что вся эта информация может попасть в руки к преступникам, к спецслужбам других государств, нашим правоохранительным органам. Есть риски и о них надо говорить.

 

По материалам «Громадське»

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterEmail this to someone